ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Рыба рыбке – рознь

 В ноябре 1884 года в журнале «Всемирные иллюстрации» был опубликован очерк всемирно известного скульптора, одно время работавшего  в Каслях, Н.Р.Бах «Завод Касли и его окрестности» (цит. по В.М.Свистунов «История Каслинского завода…», Челябинск, 1997 г., стр. 171-174). В конце очерка автор  рассказывает о весьма распространенной здесь рыбной ловле острогой. Для этой цели используется лодка с «козой». В лодке, как правило, бывает двое рыболовов. Искусный ловец обыкновенно возвращается домой с добычей до 3-4 пудов рыбы. Место для подобной ловли служит озеро Кисегач. Автор подробно и красочно описывает сам процесс ловли рыбы. Видимо, он сам участвовал в этом.

После этого прошло 115 лет. О процессе лучения рыбы рассказывает Каслинский рыболов Петр Сергеевич Лысенко. Родился он в 1930 году на Украине. В 1950 году служил в Армии на Урале в составе войск, охранявших «Челябинск-40». После демобилизации какое-то время жил на Кавказе. Хорошо там, но на Урале лучше. Тогда здесь было «чисто», зверья всякого полно, рыбу чуть ли не руками ловили, грибов и ягод в лесу – всяких!.. Приволье!.. Так и осел в Каслях с 1952 года, женился и живет до сих пор. Нет, очерка Н.Р.Бах не читал. Рассказал Петр Сергеевичу его содержание.     

С помощью «козы» местные жители ловили рыбу в Каслинских озерах примерно до 1954 года. Вот как он ее описывает. В передней части лодки делается отверстие для металлического штыря, на который крепится собственно «коза». Она представляет из себя сваренные поперек друг с другом железные прутья  длиной 50-60 сантиметров, шириной – чуть меньше. Все это сооружение с помощью того же штыря возвышается над верхней передней частью лодки сантиметров на 40-50.

На решетку ложится «смолка», которая ярко и долго горит. «Смолку» надо добыть. Выбирают старый трухлявый пень крупной сосны, освобождают его от окружающей земли вплоть до корней в сторону до 30-50 сантиметров, убирают труху. Почти под каждым таким пнем есть это «смолье» (смолка). Это, видимо, не сгнившие густо пропитанные смолой корни дерева. Такое впечатление, что «смолка» состоит на 100% из сосновой смолы и никогда не может сгнить. Она очень устойчиво и ярко горит.

Это «смолье» ложат на «козу» и поджигают. Горение ее настолько яркое, что смотреть на пламя никак нельзя. Факел горящей «смолки» ограждается от глаз рыболова железным экраном-отражателем.

Примерно с 1954 года от «козы» перешли к самодельным «карбидкам». Металлический сосуд небольших размеров в верхней его части имеет герметически закрывающуюся крышку. В этот сосуд на дно его ложится «карбид», а в верхней части приваривается сосуд меньших размеров с водой. Вода из меньшего сосуда через специальное отверстие с помощью краника подается на «карбид» каплями. От взаимодействия карбид плюс вода образуется газ, который после его зажигания обычной спичкой, ярко горит. Чем больше попадает воды на карбид, тем больше выделяется газа, тем ярче пламя. На конце всей этой системы – горелка.

До 1960 – 1970 годов рыбы в озерах было много и не только на Кисегаче, а и в районе Прямой Пристани, вокруг острова Семинкин, на озере Карасево, Пименовом Прудке, в курьях вокруг Пионерского лагеря и т.д. Рыбачил и по берегу озера Иртяш, что вдоль сегодняшней дороги Касли – Озерск.

Лучильщиков тогда было много, рыбы хватало всем. По 3-4 пуда никогда не ловил, но 20-25 килограммов – был рядовой улов. Чаще всего это была щука, редко карась, линь, язь. Последние годы встречался судак.

Вода в озерах в те годы была голубоватая, прозрачная. На дне все было видно как на ладони. Для успешного лучения ночь должна быть безлунной. Если светит Луна, то она отсвечивает в глаза и увидеть что-либо на дне озера невозможно. Погода должна быть еще и безветренной. Если на воде есть хоть малейшая рябь – тоже ничего не увидишь.

Чаще лучил один, без напарника, но бывало что и с другом. Но он боялся стоять в лодке с острогой и сидел всегда на веслах. Друг все время боялся воды, даже за малой надобностью просил подплыть к берегу.

Карбидку делал и совсем миниатюрную, через ремень на плечо, а горелку приспосабливал на голове. Ходил с этим приспособлением весной по берегу, когда оттает лед. Сейчас и с этой новинкой делать на озере нечего, рыбы не стало совсем.

Последние 7-10 лет никто в Каслях лучением не занимается. Та крупная рыба, которая пока еще продается на базаре, ловится на большой глубине или в тех озерах, где ловля рыбы вообще запрещена.

Сейчас на озерах делать нечего не только с острогой или мережкой, но и с обычной удочкой. Потравили из соседнего города всю рыбу в озерах Сунгуль, Силач, Киреты. 15 лет назад на берегах этих озер мертвой рыбы было белым-бело. Давно уже забыли каслинцы и про раков, которых когда-то (лет 10-15 назад) было в озерах в большом количестве.

Задаю вопрос, а не виноваты ли в резком снижении рыбных запасов в Каслинских озерах сами рыболовы. Не согласен Петр Сергеевич даже в постановке такого вопроса. Рыбу ловили столетиями, а исчезать она стала «по следу» сточных и хозяйственных вод соседнего города. Вне этого следа рыболовы нет-нет да и побалуются еще рыбешкой на уху, а по следу совсем делать нечего.

Удочкой на мормышку зимой тоже рыбачил. Мормышки делал сам. Это не сложно. К небольшому деревянному бруску острым концом прикалываешь крючок. Там, где у крючка место для лески – в бруске делаешь углубление. Паяльником р-р-раз на этот конец капельку олова. И мормышка, считай, готова. Остается только немного поправить ее и проверить наличие отверстия для лески. В первые годы жизни в Каслях рыба брала (и крупная!) почти на любой крючок, а сейчас рыбак сидит над лункой, а под ней нет даже ни одной рыбешки.

Сам давно уж не рыбачит. Иногда балуются этим сын и внуки. Сегодня хоть и 13 ноября, но им повезло. Пришли с озера с неплохим уловом. Хозяйка стряпала и уху и пирог с рыбой. Так бывает далеко не всегда!

Г.М. Коровин

Декабрь 2001 г.