ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Врач Его Величества рабочего класса –А.П. Купцова

Анна Павловна Купцова родилась 22 февраля 1924 г. в  г. Касли. Окончила лечебный факультет Свердловского медицинского института в 1949 г.

Появление дальних родственников Анны Павловны на Урале в Каслях связано с введением Российским Патриархом Никоном нового метода крещения, с расколом церкви. Недовольные этим «кержаки» (от реки Кержец в Нижегородской области) перебрались на Урал в дикие, не обжитые места.

Прадед Анны Павловны по линии матери – Кузнецов, был одним из этих кержаков. В свое время в Каслях были кержацкие монастырь, церковь, кладбище. Местные кержаки были довольно серьезными людьми. Хорошо знали библию и соблюдали все ее каноны. Никто из них не употреблял алкоголя и не курил. Мужчины обычно носили длинные и пышные бороду и усы.

Каслинские кержаки строго соблюдали некоторые правила санитарии. Около ворот своего дома ставили чашку или стакан. Проходивший мимо путник всегда мог ими воспользоваться. Умерших хоронили ночью, сегодняшней толпы на похоронах не было. Смерть считалась естественным явлением, одним из этапов жизни. Слез, большой печали, отчаянья никто по этому поводу не выказывал.

Врачу А.П. Купцовой приходилось лечить больных кержаков в больнице. Они очень отличались от остальных больных. Назначения врача выполняли, но все-же надеялись больше на Бога. Однажды видела в руках у больного кержака книгу с интригующим названием «Веку две тысячи лет». Просила дать почитать. Отказал. Прошло более 50 лет, а название книги не стерлось из памяти. Другой раз, лечившийся в стационаре кержак Губин, позвал только что закончившую институт Анну Павловну и сказал: «Лечи хорошо, если умру, тебя с собой возьму». В понимании кержаков тех лет, врач, исцеляя больных, выполняет лишь Повеление Божье.

Мать А.П. Купцовой Яскина А.В. родилась в 1904 г. в г. Касли и рано осталась без матери. Отец ее был в это время на фронте, а мать умерла, когда ее старшей дочери было 12 лет, а младшей полтора года. Пережили голод, разруху, холод, гражданскую войну, приход чехов, НЭП. С 12-летнего возраста умела и доила корову.

Отец – Павел Михайлович Самохвалов, 1899 г. р. Хорошо играл на однорядной гармошке.  Звонкая была такая, - вспоминает Анна Павловна. Почти ни одна свадьба в период НЭПа  в округе не проходила без его участия.

Семья была крестьянская, крепкая. Арендовали несколько десятин земли. Имели заимку на берегу озера Бердяниш (сейчас здесь г. Озерск). Сеяли хлеб, имели немало крупного рогатого скота, птицы, овец и др.  живность. В озере ловили крупных карасей. На заимку иногда приходили местные татары, башкиры. Их всегда радушно  встречали и угощали.

На заимке было 4 избушки: Сериковых, Столбиковых, Самохваловых и Гвоздевых. Избушки с небольшим окном, внутри нары. Крыши соломенные. Вокруг плетень из ивы. Рядом с избушкой большое поле картошки, загон для лошадей. Коров на заимке не держали.

На улице стоял камин, варили уху, готовили другие блюда. Собирались все вечером, «общим котлом», ужинали. Какое было раздолье и всего в 15 км. от Каслей! Дорога к заимке извилистая, мягкая, без камней и без бетона. В сухую погоду хорошо было ехать на возу с хлебом. На ногах сарыки (обувь), а в руках – кнут! Хлеб молотили на стану. Молотилка работала с помощью четырех лошадей. В 8-летнем возрасте была погоняльщицей лошадей на этой молотилке.

Заимка была в 200-х м. от берега. Запомнились густые заросли тростника и «дорожка» в нем для прохода на чистую воду. Берег песчаный, много купались. Для ловли рыбы  ставили «катцы» и «морды», рыбу из них выбирали совком.

Дед по линии отца – Михаил Максимович Самохвалов, высокий, сухопарый. Он не только не курил и не пил спиртного, но и дома вообще не держал ни того, ни другого, ни зелья, ни дурмана. Имел 4-х дочерей и 2-х сыновей. Один из его сыновей – отец Анны Павловны. По характеру дед был  требовательным, скрытным. К нему с симпатией относились революционеры завода. Связи с ними он не имел, но ему доверяли, знали, что не выдаст. Когда кто-нибудь его спрашивал: «Куда пошел?», ответ был один: «К мужику». Когда шел от кого-нибудь, ответ на аналогичный вопрос был тот же: «От мужика!». Добиться от деда другого ответа никому не удавалось.

Хозяйство у деда было крепкое. Заимка, 2 лошади, несколько коров, овцы, птица. Сеяли, косили сено, рубили дрова. Все делали только для себя и своими руками Кулаками не были, но  раскулачиванию подверглись в 1932 г. Выгребли из амбара весь хлеб, увели коров и лошадей, словили в «короб» овечек, описали все имущество. Оставили в доме только, что нельзя было вынести из-за их габаритов. Все отвезли на базар, на торги.

В Каслях раскулачивали в то время очень многих. Деду сказали: «Вот оставили вам постель, собирайтесь, скоро приедем, подлежите высылке». Днем ждали более или менее спокойно, а ночью со страхом ждали этой самой высылки. Так и не дождались. Видимо,  кто-то не включил в какой-то список. Через 2 дня после изъятия корова сама пришла к дому, оторвавшись от привязи возле Госсовета. Боялись запустить ее к себе. Ходила бедняга возле дома целый день. Так никто из исполкомовских о ней и не вспомнил. Запустили вечером во двор, накормили. Не вспомнили и про людей, не выселили. Но остались без куска хлеба, долго бедствовали.

Мать и отец Анны Павловны  10 лет жили в Сунгуле. Отец работал токарем  в санатории. Анна Павловна жила в это время с бабушкой и дедушкой в Каслях, училась в школе, закончила десятилетку. Каждую неделю на выходной ездила в Сунгуль к родителям, а потом обратно в школу. Родители снова обзавелись хозяйством, в лесу было много грибов и ягод, а в озере много крупной рыбы.  Родители были работящими, очень любили своих детей.

По 8-й класс Анна была отличницей, старостой класса. В старших классах училась без «троек». Среди классов школы было организовано  соревнование по успеваемости. По результатам учебы учеников разных классов «рассаживали» кого на черепаху, кого на коня, а кого и на самолет. Ее класс всегда «летал» на самолете.

Летом 1941 г. пришли из леса с ягодами, на улице много народу, слушают сообщение радио через громкоговоритель. Подошли и  узнали горестную весть – «Война!..». Из-за закрытия санатория переехали всей семьей в Касли. Отец устроился работать токарем на завод, получил бронь от службы в армии. Работал по 12 час. в день, почти без выходных.

К тому времени в Касли были эвакуированы Липецкий Машиностроительный завод и Харьковский радиозавод. Училась в то время в 10 классе. В школе было много эвакуированных из Москвы школьников. В один дом (отцовский) поселили несколько русских немцев, девушек из Поволжья, в другой дом (дедов) – трудармейцев.

Однажды пришли в школу, а парней никого нет, всех забрали на фронт. Вернулись немногие. Кто вернулся – ничем себя не посрамил. Среди них Ершов Николай Васильевич, был награжден Орденом Красной Звезды, позднее работал главным бухгалтером Каслинского Машиностроительного завода.

Школу закончила в 1942 г. и поступила работать в закрытую промышленную фотолабораторию радиозавода  г. Касли, где делали микросхемы для танков. Работа была вредной, за вредность  получали спецмолоко. Отец тяжело болел, часто обращался к врачам, много и долго лечился. Часто видела врачей в белых халатах, часто общалась с ними. Они не раз помогали отцу поправиться и  отдаляли печальный исход болезни.

В 1944 г. с большим трудом уволилась с завода. По законам военного времени увольнения через 12 дней после подачи заявления по собственному желанию не было. Надо было доказывать необходимость увольнения. В этом же году поступила в Свердловский медицинский институт. Конкурс на лечебный факультет был 5 человек на 1 место.

Многих парней из старших классов призвали в армию. В 1945 г. они вернулись для продолжения учебы. Очень было заметно, что они были в пекле войны, все стали очень серьезными и хорошо учились.

9 мая 1945 г., институт, общежитие. Радость неописуемая, общежитие гудело всю ночь. Радовались, целовались, обнимались, плакали все 600 студентов всех 3-х потоков. Все девчонки и всего только 3 парня! Остальные парни на фронте.

Идут выпускные экзамены. Вызывают нас вместе с подругой Зинаидой Суворовой в деканат и говорят: «Вот листы бумаги, заполните их, поедете работать по специальному назначению в запретную зону, листы сдать завтра». Отказалась, сказала, что поедет только в Касли, т.к. отец тяжело болен. Представитель оказался очень недоволен, начал кричать, грозить, что может «завалить» на экзаменах. От своего не отступила, вернула представителю его бланки чистыми.

На распределении шла на 3-й день. Утвердили, помимо желания, Полевское Свердловской обл., что в 80 км. от Каслей. Какой-то шутник из членов комиссии заметил, что навещать отца можно на лыжах.

Кто-то подсказал, что можно обратиться  к директору Каслинской школы, депутату Верховного Совета РСФСР Статировой.  Так и сделала. Депутат из Москвы привезла бумагу о распределении 3-х врачей (в т.ч. и на Самохвалову) в Челябинскую обл. Челябинский Облздравотдел  направил всех 3-х врачей  в  г. Касли. Кроме нашей героини среди них были Мария Федоровна Распопина и Тамара Ивановна Яскина.

Прибыла на работу в г. Касли в 1949 г. Здесь уже работали врачи Д.В. Статиров – главный врач, С.Я. Захаров – хирург,  Захарова – окулист,  Е.Я. Губанова – акушер-гинеколог, Л.Я. Хлызова (Дятлова) – невропатолог. В этот же год в Касли прибыло еще 12 врачей: А.Г. Игнатова, Л.Н. Востротина, Ф.М. Ахлюстина, А.И. Лебедев, Лебедева, М.Н. Захарова, З.В. Кошкина и др. Почему в один год столько врачей? Можно только предположить, что секретные города Озерск и Снежинск тому причина.

Немного работала участковым терапевтом в микрорайоне «Сосновка». Скорой медицинской помощи не было, из транспорта только лошадь. В октябре 1949 г. заведужщий ГЗО Д.В. Статиров вызывает и говорит: «Поедете в Вишневогорск главным врачом больницы». Была здесь глухомань, большинство рабочих жили в землянках, а врачу выделили квартиру в 2-х этажном доме. Вся медицинская служба состояла из 2 комнат амбулатории и стационара на несколько коек в «Булдыме». После приема приходилось ходить пешком в стационар через Каравай гору. В стационаре больные ходили в валенках, барак плохо держал тепло, пол был дырявым. Вначале работала одна, в помощниках был фельдшер. Позднее приехала врач-педиатр Нина Федоровна Елисеева.

До организации Рудника никаких поселений здесь не было, потом появились домишки, землянки, несколько бараков. Началось строительство шахты, добывали радиоактивный концентрат. Тогда этого никто не знал. Все рабочие жили в неплохом достатке. Расчет за работу получали в бонах. Зверя, грибов и ягод в лесу было великое множество...

В 1950 г. вышла замуж. После войн мужчин осталось мало, а те, что вернулись с фронта – израненные физически и духовно. Иметь мужа со всеми четырьмя конечностями считалось за большую радость. В Вишневогорске родилась дочь. После презда педиатра Н.Ф. Елисеевой и хирурга (молодой девушки) в 1951 г. перехали в Касли.

Мужа для Анны Павловны предрек вишневогорский старик-старовер Василий Васильевич Чуфаров. Приехали как-то в Вишневогорск собирать ягоды, встречают его, остановились. Он говорит: «У меня 2 племянника, через 10 лет выбирай в мужья». И добавил, что через 10 лет «…эта девка будет нашей». Прошло 10 лет, пошла смотреть стройку, окликает старушка с молодым человеком, спрашивает: «Не Вы ли Анна Самохвалова?». «Да, я…» – отвечает Анна. «А я, Мария Петровна  с «Вязовки», Вы должны меня помнить, приезжали собирать ягоды на Сунгуль, а это мой племянник, знакомьтесь».

Учился он в институте, познакомились. Приехал на каникулы. Через несколько месяцев он стал мужем Анны Павловны. Сбылись пророческие слова старика Чуфарова. Муж бросает 2-й курс института, который только что закончил с отличием, приезжает в Вишневогорск, устраивается на работу в лесничество.

Вновь стала работать участковым врачом в Каслях. В 1952 г. к заведующему Каслинским ГЗО  Д.В. Статирову приезжает молодой фельдшер из деревни Новая Теча и, горько плача, рассказывает, что мальчик, ее сын «обезножил», а все домашние гуси и утки на селе – слепые. Д.В. Статиров приглашает Анну Павловну и направляет ее разобраться на месте, что к чему. Приехав на место, увидела в речке массу купающихся ребятишек, а совсем рядом от них, действительно, слепые гуси и утки. Доложила заведующему ГЗО. Знал  он действительную причину или нет, сказать трудно. Но другие, в т.ч. и жители с. Новая Теча, никакого представления ни о секретном городе, ни о том, что в нем производилось, не знали.

1957 год. Взрыв на ПО «Маяк» в Озерске. Вскоре из Ленинграда приехали врачи специалисты по лучевой болезни и рассказали о возможных последствиях радиоактивного загрязнения местности вблизи аварии. Многие врачи  сразу уехали в Харьков, Липецк и др. города. Остались, в основном, врачи – коренные жители г. Касли.

В 1961 г. переезжает в Снежинск Л.Я. Дятлова. Начальником МСЧ Каслинского Машиностроительного завода назначается А.П. Купцова. Утверждение в должности происходило на Исполкоме городского Совета.  В МСЧ уже было построено терапевтическое отделение, был невропатолог. Но не было других узких специалистов, не хватало терапевтов, вместо их работали 3 фельдшера. Приемы в поликлинике проводили фельдшера. В 1962 г. начали работу по расширению стационара до 75 коек. К основному зданию пристроили столовую, кухню, лабораторию.

С 60-х до 80-х гг., вплоть до начала  «перестройки» в России, были созданы самые благоприятные условия для работы Его Величества Рабочего класса (любимое и часто употребляемое выражение А.П. Купцовой). Все, что было связано со здоровьем рабочего или служащего завода, находилось в одних руках. За здоровье рабочего строго спрашивали во всех вышестоящих инстанциях. Для улучшения здоровья рабочего проводился целый комплекс мероприятий. Во главе их всегда стояла неутомимая А.П. Купцова. Благодаря ее завидной  настойчивости, во главе всех, главным контролером, так сказать, был начальник МСЧ. Администрация предприятия на деле беспокоилась о здоровье рабочих. МСЧ считалась цехом здоровья завода. Еженедельно по заводу был обход специальной комиссии (представители директора, парткома, профкома, санитарной службы города, начальник МСЧ), которая  выявляла все факторы влияющие на здоровье рабочих.

Делались замечания ответственным лицам, устанавливались сроки по устранению замечаний.  При следующем посещении их выполнение контролировалось.

 Ежеквартально рабочие из рук начальника МСЧ получали 35 путевек в санатории, вплоть до Ялты. Путевки в дома отдыха рабочие получали ежегодно без всяких ограничений.

Открыт был и с успехом функционировал свой заводской профилакторий. Для диспансерных больных с заболеваниями органов пищеварения было организовано бесплатное диетпитание. При затруднениях бюджетного финансирования предприятие помогало приобретать медикаменты, мягкий и твердый инвентарь. Флюорографическое обследование проводилось прямо на территории завода. Была значительно улучшена вентиляционная система завода, уменьшена вибрация на рабочих местах и т.д.

После проведения всех этих мероприятий значительно снизилась профессиональная  заболеваемость (силикоз, бронхиальная астма, лейкозы и др.)

На территории заводов (Машиностроительный и Радиозавод) работало  5 здравпунктов, 2 зубных кабинета, 2 комнаты гигиены, терапевты вели прием прямо на здравпунктах. Были организованы и работали санитарные дружины и санитарные посты. Всегда выполнялся план по донорству.

Завершал весь этот процесс борьбы за здоровье человека ежеквартальный  отчет  о заболеваемости рабочих и служащих (т.н. форма  «З –1»). Скрупулезно подсчитывалось среднее количество дней нетрудоспособности в среднем на 100 работающих по группам заболеваний, средняя продолжительность лечения на больничном листе. Не дай Бог, если на предприятии показатели заболеваемости  значительно изменятся по сравнению со среднеотраслевыми в худшую сторону. Жди тогда вызова «на ковер» с объснениями почему, отчего и как. Много раз в течение года вопрос о «З –1» рассматривался в директорате завода и на заседаниях профкома, заседаниях комитета народного контроля разных уровней, в разных организациях КПСС, на Исполкомах, Сессиях народных депутатов.

Я в то время работал в руководстве Каслинской ЦРБ. Имел по работе постоянный контакт с Анной Павловной. Беспокойный, пробивной, грамотный она врач. Во главу угла всегда ставила интересы  рабочего человека. Если какой-то вопрос трудно решался, она нередко вставляла в свои доводы главный «козырь»: «Ведь я ж не для себя прошу, я выступаю от имени Его Величества рабочего класса». Прямо скажу, это помогало. И потому помогало, что Анна Павловна действительно была выразителем интересов рабочего человека, а рабочие видели в ней своего защитника в вопросах сохранения своего  здоровья.

С переходом с социалистических рельс развития России на капиталистические, многие положительные моменты в системе борьбы за здоровье рабочего оказались, мягко говоря,  забытыми. На таких сравнительно мелких предприятиях, как наши заводы, «вести» тему оказалось некому, а предприятиям  стало экономически невыгодно тратить средства на мероприятия, которые не сулят сиюминутной выгоды.

«Но я верю только в лучшее и оно обязательно будет», - говорит в заключении Анна Павловна. (392).

Г.М. Коровин

 

Примечание: Все обозначенные в тексте источники информации можно узнать у автора Cepeliuz@yandex.ru

 

мастер микроблейдинга