ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Врач А.А. Волянский

Сведений о враче А.А. Волянском, непродолжительно работавшем на Каслинском заводе совместно со своим отцом – участковым земским врачом Волянским А.П., немного. Родился Адам Адамович 8 мая 1864 г. (51). В Екатеринбургской гимназии в 1882 г. окончил курс с золотой медалью. По окончании курсов поступил в Варшавский Университет, но «…благодаря несчастно сложившимся обстоятельствам вскоре оставил его и по прошествии некоторого времени уехал в Краков, где и прослушал полный курс, выйдя в 1892 г. из Университета со званием доктора медицины» ( 53).

 С 8 марта 1892 г. по 1 января 1893(?) г. состоял временно на должности санитарного врача с жалованьем 150 руб. в месяц (потом 200 руб.). В августе 1982 г. был санитарным врачом от Екатеринбургского уезда на Каслинском заводе и с. Метлино во время холерной эпидемии. О своих наблюдениях во время эпидемии холеры Адам Адамович довольно подробно рассказал в ж. «Екатеринбургский вестник» (55).

С 25 января 1893 г., на время отпуска постоянного врача А.И. Смородинцева, Адам Адамович был заведующим Брусянским врачебным участком с жалованьем 125 руб. в месяц (56). В деле врачей Волянских имеется расписка А.А. Волянского от 17 декабря 1892 г. о том, что он ознакомился с существующими условиями земской службы и на них согласен.

В деле Екатеринбургской Уездной Управы о службе временного заведующего Брусянским медицинским участком (начато 17 декабря 1892 г., окончено 9 февраля 1893 г.) содержится письмо А.А. Волянского № 85 от 31 января 1893 г. в Екатеринбургскую Управу. В нем автор пишет, что по соглашению с Управой он должен был остаться в г. Брусянки до 1 февраля 1893 г.

Сегодня уже 31 января, а положение его неопределенное. Если Управа планирует оставить его на этом участке на более продолжительный срок, то он не против, только просит дать отпуск для поездки в Екатеринбургскую Управу на 1-2 дня. На этом письме есть виза от 2 февраля за № 492, продляющая работу А.А. Волянского на Брусянском участке и разрешающая ему поездку в Екатеринбург «для перевода».

Письмо от 9 февраля 1893 г. Пермского губернского Правления (врачебное отделение) № 360 в Екатеринбургскую Уездную Управу: «За силой 125 статьи Врачебного Устава не можем разрешить г. Волянскому заведование Брусянским врачебным участком».

В протоколе заседания съезда земских врачей в декабре 1892 г. содержится информация, якобы полученная от земского врача А.А. Волянского следующего содержания: «В Каслях – поселке Каслинского чугуноплавильного, литейного и железоделательного завода – имеется «болото» среди селения, окруженное домами и заваленное нечистотами. Оно представлялось с гигиенической стороны весьма вредным во всякое время.

В поселке, в черте селения, находилось несколько кожевенных заведений, которые спускали свои отходы в заводской пруд и портили воду. В Кыштыме – поселке чугуноплавильного и железоделательного завода, имелось такое же болото, как и в Каслях, заваленное навозом. Причем, оно было более вредно, т.к. имело сток к заводскому пруду» (57). Не исключено, что это сообщение было сделано не А.А. Волянским, а А.П. Волянским, но это только предположение.

На Каслинском кладбище до сих пор хорошо сохранилась надпись на «чугунной доске могильного памятника» А.А. Волянскому на латинском языке Я сфотографировал эту надпись и воспроизвожу ее дословно:

 

«Hic,

Clarissimus vir, Doctor Medicinae

Universitatis Cracoviesis

Adamus Stanislaus WOLANSKI,

Natur Wilejka in Litruania, anno Domini

MDCCCLXIV, die VIII mensis Mai, sepultusest.

Pro bono publico agitando, a typho

Exanthematico, anno Domini

MDCCCXC III, die VI

Mensis Aprilis, mortuus. Tibi terra levis»

 

По моей просьбе перевела этот текст преподаватель латинского языка Челябинской Государственной Медицинской Академии Наталья Васильевна Лебедюк (привожу дословно): «Здесь погребен достойный муж, доктор медицины Краковского Университета Адам Станислаус Волянский, рожденный в Литуании Вилейкой в год Господний 1864, 8-го дня месяца мая. Служивший славно народу. Умерший от сыпного тифа в год Господний 1893, 6-го дня месяца апреля. Земля тебе пухом» (58), (59), (60).

Менее чем через две недели после смерти А.А. Волянского его «Друг П.Б – нъ» опубликовал в «Екатеринбургской неделе» хвалебный и довольно трогательный некролог, где тоже пишет, что «… умер А.А. Волянский от тифа, схватив его от того больного, которого лечил» (61). Дмитрий Пономарев по этому поводу сообщает: «По рассказам старожилов, Волянский приехал к своему отцу в Каслинский завод, где свирепствовала эпидемия сыпного тифа. Многим больным Волянский спас жизнь, но, заразившись, не мог перенести болезни и умер» (62).

 О. Линник полагает, что А.А. Волянский погиб от холеры (63).

«Екатеринбургская неделя» в январе 1893 г. сообщала, что «…в истекшем 1892 г. борьба с тифами в Пермской губернии стоила жизни 8 врачам из 100 практикующих».

 Доктор медицины Краковского Университета Каслинский врач А.А. Волянский оставил нам очень подробную и интересную статью «Очерк эпидемии азиатской холеры в 1892 г. в с. Метлино и Каслинском заводе». В ней он подробно описал клинику азиатской холеры, методы ее лечения тех лет и вопросы профилактики. Полностью эту работу можно прочесть и в Каслинском музее (64).

 Какие методы предотвращения холеры применялись в те годы, можно судить по одной из других публикаций: «Вопрос о Кыштымской холере съезд немилосердно скомкал и ничего существенного не вырешил. Съезд решил оградиться от Кыштыма защитными пунктами в с. Рождественском, Метлине, Щелкун и Нязепетровск, признав необходимость наблюдения за этими пунктами и назначения особого санитарного врача.

Огромную же свалочную площадь «назьма» и мусора в Кыштыме съезд нашел лучше занять посевами овса. Вот и все решение съезда по отношению к Кыштыму. Лучший эффект принесли бы мероприятия, с помощью которых удалось бы держать уровень воды (видимо, в озерах – Г.К.) постоянным. Это могло бы лучше рассечь Кыштымский гордиев узел, чем 4 защитных пункта с овсом…» (65).

Что касается разночтений «Адам Адамович» или «Адам Станислаус», то довольно четко об этом заметила знаток происхождения имен в дореволюционной России бывший директор Каслинского музея Колупаева Эмма Максимовна (66).

 В Каслях было два врача Волянских – отец и сын. Отца звали «Адам Петрович» и других трактовок его имени нет. А вот у сына его по польской (западной) традиции было два имени: «Адам» и «Станислав». У него, все по той же традиции, могло быть и более двух имен. К тому же на Западе не присваивают Отчества вообще. Отчество у человека существует только в России. Поляк Волянский умер в России, на посмертном памятнике ему и сделали надпись «Адам Станислаус» (западная традиция), а в статье, помещенной в русском журнале, решили применить русскую традицию и подпись под его материалом о холере сделали как «А.А. Волянский», имея в виду, что «А.А.» означает «Адам Адамович».

В декабре 2000 г. я обратился с письмом к ректору Краковского Университета, желая уточнить, действительно ли доктор А.А. Волянский заканчивал Краковский Университет. В марте 2001 г. получил ответ: «Принимая во внимание дату его рождения, мы констатируем, что Адам Волянский, рожденный в 1864 г. в Вилейке на Литве, сын Адама – врача, который жил в Екатеринбурге, потом в Каслях Пермской губернии. Он учился на медицинском факультете в летах 1886/87 – 1891/92 и получил титул доктора общемедицинских наук 2 июня 1892 г. (S 111 519). Архив Ягеллонского Университета сохраняет всякие документы, связанные со своими воспитанниками, и с большой радостью примет те, которые находятся у Вас. Если это возможно, мы хотели бы узнать, каких размеров и какого типа Ваша коллекция (персональные или служебные документы, заметки, книги), чтобы сделать возможным организовать их транспорт. Ждем Вашего ответа и предложения как решить дело» (67).

В апреле 2001 г. я ответил письмом, в котором перечислил имеющиеся у меня сведения о Волянских и высказал пожелание самому лично передать их в Университет. Правда, не преминул бросить слезу, что затруднен в средствах. Не надо было этого писать! Ответа пока нет.

В продолжение этой темы добавлю, что летом 2006 г. в Кракове была профессор Э.Б. Ершова. Я о поездке знал заранее и переслал ей свой рукописный материал о Волянских. Эльвира Борисовна передала рукопись ученому секретарю Краковского Университета.

Через М.М. Поморцеву познакомился с Президентом Польско-Российского Общества «Полярос» в Екатеринбурге – Марией Лукас. Написал ей письмо, а она, долго не думая, пригласила меня в Екатеринбург на торжества, посвященные 10 - летию этого Общества. Я ездил и присутствовал на службе в польском костеле, который расположен вплотную с Американским дипломатическим Представительством в Екатеринбурге. Вначале выступал польский ксендз, потом Первый Президент Общества «Полярос» и другие именитые и простые жители с «польскими корнями».

Вечером был концерт самодеятельных артистов на польском языке. Что интересно – языка совсем не знаешь, а что происходит на сцене – все понятно! Всем этим действом довольно энергично и мастерски руководила Марина Лукас. Сама она была отменной солисткой и в хоре пела. Не дурно, весьма не дурно! Давно не испытывал такого удовольствия.

За заботами о службе в костеле и о концерте, Марии, конечно же, было не до меня. Тем более, что на торжествах присутствовали представители Польского посольства во главе с заместителем посла Польши в России.

С Марией Лукас договорились, что по Университетским делам встретимся дополнительно.

 

Примечание: Все обозначенные в тексте источники информации можно узнать у автора Cepeliuz@yandex.ru