ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Каслинские фельдшера

По архивным документам первое упоминание о фельдшерах на Каслинском заводе относятся к 1809 г., когда судьба больных в абсолютном большинстве случаев была вверена фельдшерам. Многие из них учились дома – при заводском госпитале или при докторе, экзамену не подвергались и не имели дипломов. 9 февраля 1809 г. пишется о «…приученном из собственных людей Каслинского завода ученике Коренкове (так в первоисточнике – Г.К.) под присмотром Екатеринбургского доктора Фелькнера» (34).

 В документе за 1813 г. речь уже идет о «лекаре» Каслинского завода Петре Коренькове (36).

В Челябинском областном архиве есть сведения о «… находившихся на службе в Каслинском заводе в 1884-1887 гг. фельдшере Василии Николаевиче Волкове и фельдшере-ученике Василии Евгеньевиче Волкове» (287).

   А в Каслинском музее сохранились данные о средних медицинских работниках. «Абсолютное количество физических лиц средних медицинских работников составляло в 1919 г. – 7, в 1925 г. – 15, в 1940 г. – 52, в 1950 г. – 106, в 1960 г. – 292, в 1966 г. – 343. Среди первых средних медицинских работников г. Касли здесь названы: фельдшер Алексей Федорович Тимофеев (1920-1957), акушерка Александра Петровна Острокопытова (1919-1929), фельдшер Селиверст Васильевич Ксенофонтов (1920-1930), акушерка Евдокия Капитоновна Черепанова (1920-1932), заведующий аптекой Иосиф Павлович Харлиб (1926-1928) (288).

Фельдшер В.М. Гуськов. Интересна судьба моих поисков сведений о первых медицинских работниках Каслинской больницы, в частности о земском фельдшере Василии Максимовиче Гуськове. Как-то группа ученых ПО «Маяк» из г. Озерска читала нам, врачам Каслинской больницы, серию лекций о ядерных реакциях, о радиоактивных процессах, о влиянии радиации на организм человека.

Хорошо помню, как маститые ученые старались убедить нас в том, что, в конце концов, радиация в умеренных дозах чуть ли не только не вредна, а даже и полезна. Во всяком случае, у меня сложилось такое впечатление от их лекций. А раз так – надо строить атомную электростанцию.

Я с этим абсолютно не согласен и в заключении наших контактов при всех заявил об этом. При современном состоянии экономики нашего государства, если даже проектировщики спланируют электростанцию на должном техническом уровне, то строители никак не смогут все сделать по проекту. А раз так – катастрофа будет заложена в ходе строительства АЭС.

Нельзя строить АЭС в наших краях и по психологическим соображениям. Абсолютное большинство жителей региона, проживающих вокруг ПО «Маяк», ещё не пережили последствий катаклизмов сентября 1957 г. и им навязывают новый «ядерный гриб», возможность появления которого при наличии АЭС вполне возможна.

Только что приведенные строки были написаны более 2-х лет назад, а сегодня в январе 2007 г. наша районная газета «Красное знамя» со ссылкой на «АиФ» под заголовком «АЭС построят не у нас?» сообщает, что 4 челябинских областных министра и еще 9 специалистов вошли в состав рабочей группы по выбору нового места для строительства Южно-Уральской АЭС. И это притом, что котлован и ряд помещений для АЭС уже построены. На них затрачены, наверное, не один миллиард рублей. Вдруг стал несущественным «козырь» ученых о том, что АЭС абсолютна необходима для решения проблем переполнения Теченского каскада водоемов (ТКВ).

Предполагается строительство гораздо более мощной АЭС, чем ранее. Водных ресурсов Озерска, включая ТКВ, для новой АЭС, будет попросту недостаточно (394).

Неужели, благоразумие все же возьмет верх над ведомственными амбициями и притязаниями ученых на свою абсолютную компетентность. Будем надеяться. Ведь второго 57-го года наша земля просто не выдержит.

Но дело не только в этом. Один из лекторов семинара Виктор Николаевич Дощенко привез в Касли и подарил главному врачу ЦРБ г. Касли Рождественскому Михаилу Николаевичу фотографии внучки Каслинского земского фельдшера Василия Максимовича Гуськова. Фотографии спокойно у меня лежали, и долго не было известно, что с ними будет дальше. И вот в ГАСО в Каслинских метрических книгах за 19 декабря 1900 г. встречаю запись о том, что этого числа и года умер Каслинский земский фельдшер Василий Максимович Гуськов (37).

Он работал в Каслях до момента своей смерти. В.М. Гуськов работал в Каслях какое-то время с врачом А.П. Волянским. Об этом в личном деле А.П. Волянского есть документальное подтверждение. 18 октября 1893 г. у А.П. Волянского случился сильный озноб, жар, головная боль. Об этом сообщил в Екатеринбургскую Земскую Управу фельдшер Каслинской больницы Василий Гуськов. Он просил, чтобы Кыштымский врач А.К. Бухвостов посетил больного (38).

 Начальник Управы Клепинин телефонограммой № 116 от 23 октября 1893 г. в 02 часа просит А.К. Бухмастова: «Волянский болен будьте добры съездить Касли за счет Земства окажите помощь больному и состояние его не откажите Управу уведомить» (39).

 По воспоминаниям внучек Василия Максимовича, их исторические корни, по-видимому, уходят с Урала в Рязанскую губернию. Это Касимский уезд, село Эрих-Тур, откуда в начале ХIХ в. были переселены в Уральские владения Демидовых купленные ими крепостные крестьяне для использования в работах на Демидовских заводах. Там они стали «мастеровыми».

Принадлежность к этой сословной группе подтверждается документами о свадьбе Василия Максимовича с его женой (тоже из Ярославских крестьян) – Анной Петровной Мироновой.

Из семейных преданий известно, что отец Василия Максимовича был участником Турецкой войны 1877 – 1878 гг. (видимо, ополченцем Пермского отряда) и ухаживал за ранеными солдатами. Он дал сыну медицинское образование и Василий Максимович, уже будучи фельдшером, находился на земской службе Кыштымского уезда, жил и работал в Каслях.

Внучки Василия Максимовича встречались еще с каслинскими стариками, которые помнили земского «фершала» Гуськова, даже показывали дом, где он жил с семьей (напротив земской больницы).

От бабушки Анны Петровны внучки Василия Максимовича слышали, что дед их умер от тифа, заразившись от больного. Больной, которого выхаживал фельдшер, поправился. Земство, в знак благодарности за совершенный В.М. Гуськовым поступок, сыну его Константину Васильевичу Гуськову (1892 – 1979) назначило именную стипендию. А родоначальнику династии Василию Максимовичу Гуськову на месте его захоронения на Каслинском кладбище земство установило памятник – чугунный резной крест и памятную чугунную Доску-плиту.

Место захоронения В.М. Гуськова находится по правой стороне центральной дорожки кладбища, невдалеке от нее и почти рядом от кладбищенской сторожки. В «ногах» усопшего растет 100-летняя белоствольная русская береза. На чугунной доске надпись:

 

«Здесь покоится тело

Фельдшера

Василия Максимовича Гуськова.

Родился 24 января 1861 г.

Скончался 19 декабря 1900 г.

38 лет от роду».

 

Могилу деда навещают его внучки Гуськовы Ангелина Константиновна и Татьяна Константиновна, а также пациенты врача А.К. Гуськовой. Несколько раз побывал на могиле и я.

Жена В.М. Гуськова – Анна Петровна Гуськова (1868 – 1949?) жила с семьей сына К.В. Гуськова – тоже врача. Во время смерти отца в 1900 г. старшему из трех детей Константину было 8 лет. Анна Петровна уехала с детьми в Екатеринбург, чтобы дать им образование.

К.В. Гуськов учился в Екатеринбурге на земскую стипендию, а продолжил свое образование в Казанском и Томском Университетах. Закончив там курсы, стал врачом. Вначале работал на железнодорожной станции Клюквенная, что под Красноярском, а потом в Н.Тагиле Свердловской области.

Константин Васильевич был участником 3-х войн: Гражданской, Финской и Великой Отечественной. Последнюю закончил в звании майора медицинской службы, награжден Орденом Ленина, имеет звание заслуженного врача РСФСР. По специальности Константин Васильевич хирург и акушер-гинеколог, заведовал гинекологическим отделением Демидовской больницы Н.Тагила.

Дочери Константина Васильевича – научные работники. Старшая из них – Ангелина Константиновна Гуськова, после окончания ординатуры несколько лет работала в г. Озерске Челябинской обл. врачом радиологом, заведовала отделом ордена Ленина Института биофизики Министерства здравоохранения СССР.

Закончив обучение в Свердловске, в апреле 1949 г. в течение 3-х недель 20-летняя Ангелина проживала на «Дальней Даче», ожидая разрешения на въезд в «запретку». Странными, но, видимо и необходимыми, были запреты в те годы: не разрешили поехать на похороны любимой бабушки, для защиты готовой диссертации тоже не выпустили из города.

Начала работать во 2-м терапевтическом отделении, на базе которого в 1953 г. был организован филиал № 1 Института биофизики. Одной из 4-х докторов первопроходцев в этой области была Ангелина Константиновна. Приходилось лечить лучевую болезнь разной степени тяжести. С некоторыми своими пациентами тех лет поддерживает связь до сих пор (39).

 Сейчас Ангелина Константиновна Гуськова живет и работает в Москве. Возраст ее почтенный. Она профессор, член Корреспондент Академии медицинских наук по специальности «Радиационная медицина», является главным научным сотрудником Института биофизики МЗ РФ, лауреат Ленинской премии. Лечила чернобыльцев в клинике Института биологии (на базе Московской больницы № 6).

 Получил письмо от Ангелины Константиновны, в котором она выслала 2 фотографии. Первая датирована 1897 г., где изображены Василий Максимович с Анной Петровной и их 7-летний сын Константин. На втором снимке – автор письма. В руках у нее золотая медаль Энверта «За защиту от излучений». Удостоила этой наградой Ангелину Константиновну в 2000 г. Шведская Королевская Академия, а вручение ее происходило на Х Международном конгрессе Радиационной защиты (МКРЗ).

Сестра Ангелины Константиновны – Татьяна Константиновна Гуськова избрала другую профессию, став историком. Она работает профессором на кафедре Отечественной истории в Н.Тагильском педагогическом институте.

Мы, каслинцы, благодарны Татьяне Константиновне за ее довольно подробные письма нам о медицинской династии Гуськовых, которые и легли в основу нашего рассказа о В.М. Гуськове Особая благодарность за рекомендации ознакомиться со «Сборником Кыштымского уездного земства» и с «Адрес – календарями губернии», где, как подчеркивается, безусловно, есть сведения о Каслинской больнице и должны быть сведения о В.М. Гуськове.

Внуки свято хранят все, что связано с его жизнью и работой: фотографии, письма, воспоминания, документы. В Н.Тагильской больнице с помощью внучек создан музей, на одном из стендов которого представлены подробные сведения о медицинской династии Гуськовых. Директором этого музея работает заслуженный врач РСФСР Валентина Петровна Дятлова.

Сестры Гуськовы почти ежегодно посещают могилу своего деда в Каслях. В другое время частыми посетителями места захоронения бывают бывшие пациенты врача Гуськовой, проживающие сейчас в Снежинске и Сунгуле.

Не раз посещали могилу В.М. Гуськова и медицинские работники Каслинской больницы. Место захоронения и памятники на нем всегда были тщательно ухожены.

В 1921 г. на Каслинском заводе работали: фельдшерица Острокопытова. Она выдала 20 свидетельств о смерти и проживала по ул. Луначарского дом 81? (91?). Фельдшерица Ксенофонтова выдала 20 свидетельств о смерти. Фельдшерица Наседкина выдала 27 свидетельств о смерти и проживала по ул. Шелегова, дом 51. Фельдшер Алексей Федорович Тимофеев выдал 3 справки о смерти. Эти 4 фельдшера выдали 70 свидетельств о смерти из 394 умерших в 1921 г.

Фельдшер А.Ф.Тимофеев. Более подробные сведения получены мной о фельдшере А.Ф. Тимофееве от его сына Виталия Алексеевича Тимофеева и его жены Нины Ивановны Тимофеевой.

Родился Алексей Федорович 2 июня 1887 г. в Каслях, умер в 1973 г. Родители его были коренными каслинцами. В семье было 8 детей. Алексей родился 4-м. Семья жила в «Сосновке» по ул. Уфалейский выезд (сейчас - ул. Заветы Ильича). Виталий Алексеевич хорошо помнит, что в 30-е гг. его отец получил от сослуживца в 1-ю Германскую войну письмо с адресом: «Каслинский завод, Сосновка, ул. Уфалейский выезд, дом № …». Хотя улица давно была переименована, письмо нашло адресата быстро.

В Германскую войну и в годы Революции Алексей Федорович (по его воспоминаниям) с 1914 по 1918 гг. служил командиром соединения в действующей армии. После ранения был направлен на учебу в полевой подвижной госпиталь и окончил фельдшерскую школу при нем в 1917 г. С 1918 г. до ухода на пенсию работал в Каслинской больнице.

Виталий Алексеевич полагает, что отец начал работать фельдшером Каслинской больницы примерно с 1921 г. (трудовой книжки не сохранилось). Потом, по распоряжению отдела здравоохранения, Алексей Федорович работал в деревнях Аракуле, Воскресенке, Булзях, Куяше, Знаменке.

По селам ездил вместе со своей семьей. Проблем с устройством не было, на новом месте сразу предоставляли довольно приличное, по тем временам, бесплатное жилье с отоплением и освещением. В связи с переездами свой дом в Каслях продали. Такие поездки продолжались с 1924 по 1952 гг. Между переездами из одного населенного пункта в другой – иногда жил и работал в Каслях.

Средств на приобретение или строительство своего нового дома не было. За время работы в Каслях жили на квартире у Ивана Даниловича Ахлюстина по ул. Заветы Ильича (хозяин дома жил в другом месте).

Во время работы Тимофеевых по деревням, Ахлюстин И. Д. никого на эту квартиру не пускал, ждал своих постоянных квартирантов. За пользование домом денег не платили, но по хозяйству Виталию Алексеевичу приходилось заниматься много: и в своем, и в доме хозяина. Ухаживал за скотом, работал на огороде, очищал прилежащую к дому территорию от снега и т.д. – все было на нем.

Алексей Федорович почти не вникал в хозяйственные заботы, но много уделял внимания медицине, часто в любое время дня и ночи ездил оказывать неотложную медицинскую помощь больным людям.

У Алексея Федоровича было 3 жены. Женщин он весьма любил, не прочь был выпить, поиграть в карты. Однажды проиграл лошадь вместе с бричкой. После этого привезли его к дому и аккуратно «выгрузили» у ворот. Что было, то было!

С 1952 г. работал в Каслях фельдшером. Оказывается, что пенсии по возрасту в СССР начали выплачивать только с сентября 1956 г. До этого их получали только инвалиды и участники Великой Отечественной войны. Первую пенсию в размере 500 руб. Алексей Федорович получил в возрасте 69 лет. К пенсии была надбавка на жену-иждивенку. Размер ее не помнит.

Еще в июне 1967 г. я беседовал с Алексеем Федоровичем. В то время он часто заходил в контору больницы. Будучи на пенсии, не мог быть без коллектива больницы.

Вот что он рассказал в тот день:

«В 1918 г. вся Каслинская больница находилась в ныне существующем хирургическом отделении. Здесь размещались хирургическое и родильное отделения. В этом же здании велся амбулаторный прием больных, располагалась аптека, оказывалась скорая медицинская помощь. Электрического света не было, оперативные вмешательства в ночное время проводились, в лучшем случае, при свете керосиновой лампы, а чаще с горящей лучиной. Роды принимали нередко с лучиной, керосина для этих целей не отпускалось - в то время он был большим дефицитом. Воду для отделений доставляли из озера на лошадях.

Из транспортных средств в больнице было 3 лошади. На них же обслуживались экстренные вызова на дом. Те больные, которым на месте не могли оказать необходимой медицинской помощи, направлялись в Екатеринбург на лошади. Путь туда нередко занимал от 2 до 3 дней. Были случаи, что больные по дороге умирали.

Таким же путем доставлялись продукты, медикаменты, перевязочные средства и оборудование.

Анализы в то время делались очень редко и то только стационарным больным. Рентгенологическое обследование не проводилось совсем. Зубного врача в Каслях не было. Был фельдшер, который удалял больные зубы, но лечения их не проводил».

«Никогда не забыть эпидемий сыпного тифа, холеры и сибирской язвы, - говорил Алексей Федорович, - которые были в 1919 – 1920 гг. Они были страшны тем, что медикаментов для лечения больных было очень мало. Поэтому большое количество больных умирало. В то время в Каслях был дом престарелых, где жили 80 человек. Один из вновь прибывших заболел холерой, от него заразились все остальные. Ни одного больного спасти не удалось.

Очень трудно приходилось медицинским работникам. Они работали по 12-15 часов в сутки, чем могли, старались помочь больным. Некоторые из сотрудников больницы погибали, заболев на работе. Умерла от холеры медицинская сестра Мария Ильинична Щукина, от сыпного тифа – врач Насонова.

Коек в больнице не хватало, многие больные лежали прямо на полу. Даже тюфяки были не у каждого.

Из медицинских работников в то время работали всего 3 врача, 4 медицинских сестры и 8 санитарок. Среди них врачи Афанасий Федорович Широков, Александр Павлович Острокопытов, Петр Николаевич Переберин. Фельдшера: Алексей Федорович Тимофеев, Селиверст Васильевич Ксенофонтов, Фома Иванович Шарапов и др.»

Алексей Федорович всегда с уважением относился к людям, особенно к своим пациентам. Люди отвечали ему взаимностью. В любое время дня и ночи оказывал больным необходимую помощь. К нему часто приезжали на лечение из других деревень. Виталий Алексеевич помнит, как отец готовил лечебный состав из 7 наименований: внутреннее свиное сало, сливки, топленое масло, сахар, мед, какао. Приготовленная отцом смесь хорошо помогала больным с заболеваниями легких. Последние 10 лет жизни Алексей Федорович не работал.

«В 1956 г., - вспоминает Нина Ивановна, жена Виталия Алексеевича, - я имела оклад 400 руб. Тогда хлеб стоил 1 руб. 70 коп. за булку, мясо – 14 руб. за 1 кг., водка – 21 руб. 20 коп. за 0,5 л.». В этом году строили свой дом, нередко за какие-то работы приходилось рассчитываться водкой (так тогда было принято) – вот и помнит Нина Ивановна ее цену.

Фельдшер В.Н. Бархатов Еще не так давно, всего немногим более 50 лет назад, в г. Касли, как видимо, и в других небольших городах Урала, прием больных в поликлинике вели только фельдшера. О своей работе в Каслинской поликлинике вспоминает Виктор Николаевич Бархатов:

«Родился я в 1925 г. В 1948 г. окончил Свердловский медицинский техникум (так он тогда назывался) по специальности фельдшер. Приказом главного врача Каслинской больницы Д.В. Статирова № 79 от 31 июля 1948 г. принят на должность фельдшера Каслинской городской поликлиники и на 0,5 ставки – на скорую медицинскую помощь.

Врачей на приеме в поликлинике не было совсем. Работал и вел прием за терапевта, хирурга, гинеколога, отоларинголога, окулиста, невропатолога. Приходилось оперировать фурункулы, карбункулы, удалять инородные тела из наружных оболочек глаза и т.д. В поликлинике не было не только врачей, но и вместо положенных 4-х фельдшеров, работал я один. За день приходилось принимать до 70 человек.

Медсестры на приеме не было - сам выписывал рецепты, писал направления в Челябинскую областную больницу и в самые разные комиссии. К каслинскому фельдшеру нередко направляли на консультацию больных из Багарякской и Тюбукской больниц. Преимущество Каслинской больницы состояло в том, что здесь имелся рентгеновский аппарат, снимок на котором нередко решал многие сомнительные и спорные вопросы. «Читать» рентгеновские снимки часто приходилось тоже самому.

У единственного фельдшера поликлиники проходили практику будущие фельдшера медицинских училищ. Из-за недостатка транспорта (лошади, упряжи, повозки) обслуживать больных на дому нередко приходилось пешком, а вызовов было 12 – 14 почти ежедневно. Работал нередко с 8 утра до 11 часов вечера.

Система работы фельдшера была одно-звеньевой – весь день на приеме в поликлинике. Врачи работали только в стационарах. Бывало, что целый год их ни разу в поликлинике и не увидишь, – так они были перегружены с больными в отделениях. Только направлял к ним больных в стационар – вот и весь контакт.

Много было в те времена прободных язв желудка и 12-перстной кишки. Некоторые, абсолютно неотложные случаи, оперировал хирург Д.В. Статиров. Большую же часть эвакуировали в Челябинскую областную больницу санитарной авиацией.

В городе была высокая заболеваемость скарлатиной, дифтерией, дизентерией, были случаи брюшного и сыпного тифа. Особенно много было больных дизентерией.

Еще больше было абортов, как медицинских, так и криминальных. Практически все мужчины были на фронте. Мужья редко возвращались с войны. Многие женщины не надеялись, что они вернутся с фронта, и жили с трудармейцами. Писал этим женщинам направление в гинекологическое отделение в 2-х экземплярах. Первый экземпляр – в руки женщине, на втором просил поставить подпись, что получила направление в отделение. Расписки хранил вместе с амбулаторной картой. Тогда амбулаторные карты были собственностью больницы и на руки больным никогда не выдавались.

В то время заведующей поликлиникой была врач Н.В Игнатова. «Веду прием больных, стук в дверь, заходит заведующая: «Я, - говорит, - зашла проститься, мне дали 24 часа, чтобы покинуть г. Касли. Нужно успеть продать дом, собрать и отправить вещи. Не знаю еще куда, видимо, в Катав – Ивановск». Она связывала свое выселение с тем, что ее муж когда-то служил в «старой» армии. Им не полагалось жить рядом с секретным объектом «Сороковкой».

Фельдшер А.А. Голунова А вот воспоминания фельдшера Александры Алексеевны Голуновой (ныне Савельевой).

Ее родители и она сама родились в Каслях. С 1956 г. по 1964 г. Александра Алексеевна работала заведующей скорой медицинской помощи г. Касли. После того, как вышла замуж за военного, работала в Кыштыме, Магнитогорске. Сейчас живет в пос. Порошино Камышловского района Свердловской обл.

Сначала работала здесь заведующей детским отделением на 12 коек, а сейчас – заведующая детским комбинатом. Эти учреждения подчиняются медицинской службе военного округа.

Отцовский дом в Каслях достался ей по наследству, расставаться с ним не хочет, на случай своей смерти хочет оставить завещание, чтоб хоронили ее из этого дома.

Самое неизгладимое воспоминание о Каслях у Александры Алексеевны оставила трагедия на ПО «Маяк» в 1957 г. В этот день была на работе (совмещала выездным фельдшером – некому было работать). Только что приехала с вызова, поставила ящик с медикаментами на стол и … вдруг земля содрогнулась, пол зашатался под ногами. Взрыв был такой большой мощности, что пришлось держаться руками за стол, чтобы не упасть. Как раз в это время от ударной взрывной волны в окне, с которым стояла рядом, открылась рама и больно ударила по голове.

Все сотрудники поликлиники быстро вышли на улицу – думали, что произошло землетрясение. Пройдя на противоположную сторону рядом стоящей церкви, в районе «Сороковки» увидели большой черного цвета столб дыма, который потом медленно начал двигаться в сторону Багаряка, но никак не в сторону Кыштыма.

На месте возникновения и по следу движущегося облака долго был виден дым, но менее темный, чем сразу после момента взрыва.

Через несколько дней после этого события шла из поликлиники домой и в открытое окно в административном здании больницы (что было напротив поликлиники № 1) ее пригласили в кабинет главного врача. Здесь собрались все врачи и фельдшера больницы. Нескольких человек Александра Алексеевна не знала. Сказали, что это москвичи. Последние объявили, что происшедшее в «Сороковке» для здоровья не опасно, что каждый из присутствующих здесь проживет, ничем не болея, не менее 35-45 лет.

В последнем москвичи в отношении Александры Алексеевны оказались правы. Она живет гораздо дольше этого срока. Но разные болезни ее одолевают. Вот чем она страдает (может и справедливо связывая свои болезни с последствиями взрыва 1957 г.): панкреатит, холецистит, киста поджелудочной железы, гемангиома печени, киста правого яичника, гипертония 2 степени, стенокардия, нарушение проходимости сосудов нижних конечностей, дивертикулез и др.

Не прочь обследоваться в самых современных кабинетах и лабораториях. Ежегодно многие годы бесплатно за счет средств военного округа лечится в санаториях Майори, Чебаркуль, Ессентуки и др. Видимо, поэтому выглядит Александра Алексеевна гораздо моложе своих лет, о чем я ей и сказал.

Проживая в пос. Порошино, добилась выделения ей 2-х комнатной квартиры в г. Свердловске за погибшего мужа. Поменяла эту квартиру на Челябинск – ближе к родственникам. В Каслях имеет дом отца, живет здесь летом, отдыхает от городской суеты и жары.

Добрым словом вспоминает генерала Макашова, который в свое время был командующим Свердловским военным округом. До того как побывала у него на приеме, долго не могла добиться квартиры в Свердловске, обила пороги очень многих инстанций, исписала горы писем и все без результата. На личном приеме генерал Макашов в ее присутствии сказал кому-то из своих подчиненных: «Выделить Савельевой 2-х комнатную квартиру…». Его приказ не сразу, но был выполнен. Второй раз записываться на прием к генералу не понадобилось.

Фельдшера вместо врачей. Первое, с кем столкнулась в работе заведующая Каслинской поликлиникой врач – терапевт Игнатова Людмила Дмитриевна – это фельдшера. Врачей в 1974 г. в поликлинике практически не было.

Людмила Дмитриевна, как и ее родители, коренная каслинка. После школы год работала на заводе, после окончания медицинского института – участковый врач, а с 1974 г. заведовала поликлинической службой в ранге заместителя главного врача по поликлинике. Для каждого работающего в поликлинике Людмила Дмитриевна являлась как близким наставником, так и требовательным администратором. Для каждого из фельдшеров она находила добрые, надолго запоминающиеся слова благодарности за их безупречную работу, за повседневное внимание и искреннее сострадание к пациентам.

Все фельдшера, которые были в ее подчинении, а сейчас на заслу­женном отдыхе, отличались и отличаются грамотностью, исполнительностью, внимательностью и заботливостью.

Вот их имена:

- Владимир Ва­сильевич Грачев – хирург,

- Людмила Матвеевна Клевцова – окулист,

- Лидия Павловна Целищева – невропатолог,

- Людмила Александровна Завгородняя – отоларинголог,

- Маргарита Трифоновна Чупрунова – дерматовенеролог.

Уча­стковые фельдшера:

- Людмила Ивановна Мурашкина,

- Любовь Николаевна Самохвалова,

- Нина Николаевна Федулаева,

- Валентина Михайловна Дунаева,

- Галина Федоровна Черняева.

Одна деталь. Каждый из этих фельдшеров работал на 1 ставку, им не платили ни за совместительство, ни за интенсивность труда, ни за совме­щение профессий. Хотя на практике они все эти нагрузки выполняли, причем добровольно, без каких бы то ни было пререканий. Это было не только в их характере и душе, но и как бы врожденным моментом их образа жизни.

Подобное положение с врачами специалистами в Каслинской поли­клинике было всего 15 - 20 лет назад. По состоянию на 1 января 2001 г. прием в поликлинике велся по 23 врачебным специальностям. За 2001 г. врачами здесь принято около 200 000 пациентов.

Часть фельдшеров из той «когорты» работают в поликлинике до сих пор. Среди них Валентина Михайловна Дунаева – рентгенолаборантом, Любовь Николаевна Самохвалова – испол­няет обязанности врача-фтизиатра, Галина Дмитриевна Чуфарова – исполняет обязанности врача профкабинета, Нина Николаевна Федулаева – работает медицинской сестрой на приеме с врачом Александрой Владимировной Купцовой.

За последние 2 десятилетия, особенно в последние годы, в связи с перестройкой политико-экономической сферы России, в Каслях и районе резко снизилась рождаемость детей, до критических пределов возросла общая смертность населения. Значительно снизилось количество острых инфекци­онных заболеваний (кишечные инфекции, вирусный гепатит «А», дифтерия, пищевые отравления), резко снизилось количество тяжелых случаев их.

В Каслях неуклонно снижается численность населения. Умирает наше градообразующее предприятие «Каслинский Машиностроительный за­вод». В областном масштабе Каслинский район длительное время является дотационным. В связи с этим, неуклонно снижается, и, видимо, будет снижаться далее потребность населения (в средне принятых по России нормах) во врачах и госпитальных койках.

Мизерная муниципальная зарплата врачей города и района принуждает их обращать взоры на соседние закрытые города (Озерск, Снежинск). Администрация города и ЦРБ из-за финансовых проблем не могут подготовить для себя нужных врачей специалистов. Из-за отсутствия резерва жилья нет возможности пригласить для работы в районе уже состоявшихся специалистов. Если эти тенденции в России сохранятся, то не исключено, что не так уж далеко то время, когда в Каслинской поликлинике прием будут вести и фельдшера.

Уже сейчас наиболее опытные фельдшера привлекаются к работе. На время отсутствия отоларинголога Вячеслава Михайловича Уракова, прием ведет фельдшер Оксана Александровна Быкова, окулиста Елену Николаевну Осинцеву нередко заменяет фельдшер Наталья Алексеевна Чиркина. В кабинете профилактических осмотров исполняет обязанности врача фельдшер Галина Дмитриевна Чуфарова, обязанности онколога исполняет фельдшер Вера Петровна Захарова. Фельдшер Валентина Ивановна Желнина исполняет обязанности врача-педиатра. Некоторые обязанности врача-функционалиста исполняет медсестра Нина Котегова.

Данная часть рукописи была подготовлена в августе 2002 г. Здесь я ставил вопрос о том, что кардинально решать вопрос о привлечении врачей (педиатров и терапевтов) на участок можно только повысив им сейчас зарплату в 3-4 раза. Тогда Россия не имела еще достаточного количества «нефтедолларов» и вопрос висел в воздухе. В 2006 г. денежную массу в России «не знали» куда девать. Было решено каждому участковому врачу к его окладу добавить по 10 000 руб., а участковым медицинским сестрам – по 5 000 руб. ежемесячно. Хорошо, конечно. Не вызовет ли это резкий рост инфляции?

Существует мнение, что в «утечке мозгов» из Каслинской больницы и в «наступлении» фельдшеров виновата администрация то ли города, то ли больницы.

Без сомнения, роль личности в истории имеет значение. В нашем случае личность может лишь как-то уменьшить остроту проблемы, но снять ее или решить – не в состоянии. И только потому, что эта проблема характерна для всей России. А на местах руководители давно созрели, чтобы решать проблемы здравоохранения далеко за пределами остаточного финансирования и мизерных зарплат. Они давно могут вершить гораздо большее, чем им доверяют сейчас.

С решением Россией глобальных политико-экономических проблем медицина займет подобающую ей нишу в хозяйственной деятельности страны. Полагаю, что для этого потребуются десятилетия. Пока же мы должны рационально использовать то, что имеем, в том числе и фельдшеров.             

 (Август 2007 г.)

 

Примечание: Все обозначенные в тексте источники информации можно узнать у автора Cepeliuz@yandex.ru