ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Лекарские ученики

Когда-то владельцы Кыштымского горного округа (куда в разное время входили заводы Каслинский, Кыштымские, Карабашский, Нязе-Петровский и др.) жили и управляли заводами вначале из Каслинского завода, затем резиденция их была в Кыштыме. Позднее Главное Управление оставалось в Кыштыме, а владелец жил сначала в Екатеринбурге, а потом в Санкт-Петербурге.

Живя в Санкт-Петербурге, Н.Н. Демидов требовал от своих приказчиков каждые две недели присылать ему отчеты о работе заводов, о расходовании казенных (господских) денег. Всячески поощрялись Демидовым доносы приказчиков друг на друга.

В ответ на эти отчеты и доносы Н.Н. Демидов писал на заводы пространные письма, где жестко и часто очень грубо, высказывал свое отношение к ходу производственного процесса на заводах, к отдельным событиям и поступкам своих подданных.

В те времена на заводах не было ни врачей, ни фельдшеров, ни медицинских сестер. Медицинскую помощь оказывали т. н. «лекарские ученики». Чаще всего, это были обычные крепостные крестьяне, которые по каким-то причинам на некоторое время «приставлялись» к какому-то врачу при заводском госпитале. Что-то познав за время общения с врачом, крепостной становился «лекарским учеником» и допускался до медицинской практики. Экзаменов на степень полученных знаний у него не принималось, диплома об образовании ученик не имел.

О таких вот «лекарских учениках» идет речь в книге К.Д. Головщикова (21).

 Привожу краткое изложение этих сведений.

Из письма Н.Н. Демидова от 7-8 апреля 1790 г.:

«…Все лекарские медикаменты обязательно держать под общим замком при конторе Якиму Алферову. Выдавать их только по верной и ясной записке лекарского ученика…».

«У доносителей значится, что Аврамов… подговаривал Мамкина в раскол и в ящик для … медикаментов со многих не сбирал…, за что плетьми наказать и доправить 50 рублей. Со всех генерально, как и при мне чинилось, точно и непременно сбирать … изо всех работ в ящик для церкви и на медикаменты… И с раскольников то ж…».

В этой же книге приводится письмо Н.Н. Демидову в Санкт-Петербург от «Всепокорнейших рабов ваших». Все письмо более чем на 12 страницах убористого текста. Почти две страницы его посвящены медицинской теме.

«… В отношении доноса, что, якобы, лекарский ученик Симонов посторонним вольным крестьянам и башкирцам продает лекарства для наполнения своего кармана…

Поясняем, что в доносе ошибкою было написано… Доподлинно то, что учеником лекаря давано было по распоряжению приказчика Блинова (Каслинского? – Г.К.) для Ураимского (Нязе-Петровского – Г.К.) приказчика не покупные какие травы, а единственно собранные самим учеником для припарки против его приказчика Ураимского болезни. Оная болезнь на их лекарской науке называется «жабой» (ангина или вряд ли – дифтерия? – Г.К.). От примененных припарок и полосканий была хорошая польза.

Кроме того, ученик Симонов дал приказчику рецепт от разных болезней. Довольный учеником приказчик наградил Симонова присылкой от себя набора чугунной посуды и благодарил его…

Да и из прочих городов и частных заводов приезжают к нам лечиться. Запрещения не бывает.

Кто искусством науки ведает и который больше старания свое прилагает – к тому и припадают».

В доносе также указано, что «…Лекарский ученик Петр Симонов лечил Татарина (так в подлиннике – Г.К.) и взял с него за это жеребенка. То, правда. Был дан ему от Татарина жеребенчишка, но еще до лечения Татарина… При разбирательстве выяснилось, что приказчик Блинов и расходчик Аврамов сами посылали ученика лекаря к больному Татарину, чтоб его полечить. Но Татарин приехал сам верхом на коне и осмотрен был учеником на заводе. Болезнь была тяжкой, и Татарину верхом ехать домой нельзя было.

Расходчик Аврамов послал ученика Симонова сопровождать Татарина до дома. Симонов сказал, что ему не на чем ехать. Тогда Аврамов дал для Симонова и Татарина телегу и всю конскую сбрую, чтобы доехать до кошей. В благодарность за это у упомянутого Татарина каждое лето пасутся до 30 аврамовских лошадей.

Болезнь Татарина не весьма важна и опасна, по-русски называется жабой. Ученик накопал около татарских кошей трав и кореньев и сам припарку чинил. Татарину от того была хорошая польза.

Если же было бы приказание Аврамова, чтобы с Татарина, его приятеля и знакомца, взыскать денег за не покупные травы и за лечение его болезни, то ученик бы взыскал, но приказания не было.

Да и нельзя было приказать, так как Татарин Аврамову весьма знакомец. Хотя ученик и просил с Татарина, то он ему на то сказал: «Я просил тебя без всякого с меня взыскания и за что я у него не один год пасу коней без всякой платы».

Вам, батюшка, прещедрому отцу и покровителю, свое извинение приносим.

Была лечена жена асессора Метлина и зять их, который для ваших заводов иногда будет надобен на случай манетной (так в первоисточнике – Г.К.) экспедиции. Лечены были также судья майор Иван Кузьмич Совков и два их крестьянина. Заражены они были нынешним летом заразой. Лечил их не покупными какими лекарствами и единственно только закалывал ланцетом около язвы и прикладывал жеваным табаком, чесноком, нашатырем и натирания делал теплым уксусом оную язву. От этого Бог создавал облегчение.

По распоряжению их приказчиков лечен полковой офицер подпоручик Соколов, который был у калибровки снарядов. Верно, он был лечен из покупных лекарств от французской болезни и вылечен при вашем заводе учеником лекаря. Так же был вылечен Челябинский казачий атаман господин поручик Трифонов.

Донос на нас бездоказательный ни на полушку. Сам без приказания их к лечению не приступаю».

Письмо подписали: надзиратели Ефим Насеткин и Александр Пискунов, служитель Иван Рещиков, лекарский ученик Петр Симонов, вместо плотинного Федора Мамкина подписался Петр Симонов «… тября … ода» (так в первоисточнике – Г.К.).

В конце этой «объяснительной» Н.Н. Демидов сделал приписку: «Оное в конторе хранить. Нести нужно только сущую правду, не угождая никому и не посягая ни на кого. За неправду подвергать страшным наказаниям. О всем велю с ясностью правдиво писать. Всех служителей за неправду нещадно пересечь, дабы невадно было затевать… Никита Демидов».

До сих пор по всем доступным для нас источникам заводские лекарские ученики представлялись мало грамотными, не столько приносящими пользу больному, сколько вред (высказывания врача А.П Волянского, докладная графа Строганова и др.).

В приведенном же материале говорится о несомненной пользе, которую приносили лекарские ученики больным. К Петру Симонову обращались знатный Татарин, помещик и его зять, офицер, судья по поводу таких серьезных заболеваний как жаба (ангина, дифтерия?) и французская болезнь (сифилис?). И всем он им помог. К ученику приезжали лечиться даже из других городов и заводов.

Остается пока неизвестным, – при каком заводе работал Петр Симонов. Это очень важно для нас, т. к. если он работал при Кыштымских заводах, то версия о том, что больные из Каслей довольно часто ездили в Кыштым, еще лишний раз подтверждается.

Если же Петр Симонов работал при Каслинском заводе, то «до-Волянский» период медицинской помощи в Каслях можно было бы считать благополучным.

Утверждать то или другое пока невозможно.

Совсем нелишне учесть, что о работе П. Симонова мы судим пока лишь из его объяснений. Учесть надо и то, что Н.Н. Демидов в своей приписке к письму своих подданных, отверг доносы на Симонова, а клеветников велел «нещадно пересечь».

(Касли. 2005)

 

Примечание: Все обозначенные в тексте источники информации можно узнать у автора Cepeliuz@yandex.ru