ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

VIII. Отдельные факты из «Воспоминаний» узников Бухенвальда

(из архива С.А.Бердникова)

1. Вальтер Бартель – от 31 мая 1961 г.: «На этом процессе было 25 свидетелей из Бухенвальда, среди них – Н. Симаков. Документацию «Бухенвальд – напоминание и обязанности» я охотно пошлю Вам. Я пошлю её вскоре. В ней находятся фотографии всех членов Международного Комитета лагерей…».

2. Матес Файлен – от 22 июня 1961 г.: «Нахожусь за границей, в Югославии, где работаю дипломатом по поручению правительства ГДР. В ГДР я выступал в качестве свидетеля против убийцы «СС», который собственноручно расстрелял 150 советских военнопленных и участвовал в расстреле 750 человек. Даже во время процесса «эсэсовец» не смог отречься от своих фашистских взглядов.

Ежедневно сотни и тысячи людей бывают сейчас в Бухенвальде, поток посетителей не прекращается. 8 узников Бухенвальда работают постоянно там. Они не успевают, т.к. не прекращается поток машин и массы людей…

Посылаю тебе книгу и документацию по Бухенвальду. Это коллективный труд, главный редактор издания – Вальтер Бартер. Он сегодня профессор и директор института истории ГДР».

3. Николай Кюнг от 25 января 1960 г. «Степан, я очень радуюсь, что ты пишешь повесть. Мой лагерный номер – 20955. Первый, кто заинтересовался мной, был Сергей Семёнович Швецов. В тот момент, когда товарищу уже была спасена жизнь заменой номера, я мчался в шрайбштубу и там переписывал учётную карточку и необходимое место алфавитной книги заключённых лагеря. Мы не смогли спасти жизнь Юрию Ломакину и Володе Ковалёву потому, что не было уже возможности исправить списки в шрайбштубе и заменить там учётную карточку. За время моей работы было спасено 26 товарищей и убито 6 предателей».

4. Карел Влчек. – от 1996 г. (?): «Я своё письмо заканчиваю, но прощаться не буду, потому что твёрдо верю, что Ты будешь писать. Твой Чехословацкий друг».

5. Марсель Поль – от 4 мая 1961 г.: «Я думаю также, что смогу Вам написать больше в следующем письме, но в настоящий момент у меня нет времени. Как Вы уже знаете, борьба во Франции в данный момент очень тяжёлая. Наше профашистское правительство проявляет много слабости против действий тех, которые весьма открыто хотели бы установить фашистскую диктатуру».

6. Г.Г. Черванский – от 25 февраля 1987 г.: «…Охраняла лагерь Бухенвальд полная дивизия «СС» – «Мертвая голова». Режим лагеря был каторжным, а две команды были сверхкаторжными. Это команды «Каменный карьер» и «Огородная». Эти две команды выходили на работу на час раньше и приходили с работы на час позже. Там все работы проходили бегом…».

7. Г.Г. Черванский – от 25 февраля 1987 г.: «…Я должен Вам сказать, дорогие мои юные друзья, что С.А. Бердникову я должен всей своей жизнью и не только я, а многие десятки товарищей, оставшихся в живых…». Вот как это происходило.

В июне (или июле) 1944 г. Георгий Черванский и Алексей Цыганов были привезены в концентрационный лагерь Бухенвальд из Бахумской тюрьмы для исполнения приговора. В начале декабря 1944 г. в Бухенвальд пришёл приговор из Берлина, подписанный рейхсфюрером Гиммлером о смертной казни Г. Черванского, А. Цыганова и др. Об этом сообщили подпольщики, работавшие в главной канцелярии «СС». Международный подпольный комитет принял решение спасти от казни двух советских коммунистов – Г. Черванского и А. Цыганова путём подмены трупов.

С 21.00 до 6.00 часов в Бухенвальде никто не имел права выходить из бараков. Если в это время по лагерному радио вызывают номер заключённого, то ему надлежало явиться к 3-му или 6-му окошку. Это означало, что заключённый идет в крематорий на сожжение. В этот день около 24.00 вызывают по радио Г. Черванского и А. Цыганова.

Вспоминает Г.Г Черванский: «Собрались идти, нас окружили все, кто был в бараке, попрощались. Идём к комнате старосты барака, а там – С.А.Бердников. Он вывел нас на улицу и сказал: «Ребята, быстро за мной!». Прошли квартал, встречаем лагерного полицая (подпольщик). Степан передал нас ему, а сам вернулся. Таким путём нас ещё два раза передавали и привели в ревир (санчасть). Степан Бердников был уже здесь. Вместе с ним были главный врач санчасти (подпольщик-тельмановец), врач-доктор наук и ещё один подпольщик.

Нас решили спасти от смертной казни путём подмены трупов и поселили нас в 5-м заразном бараке – там находились больные туберкулёзом, холерой, дизентерией и др. Нашли умерших, которые имели сходство с нами. Мой номер пришили трупу Степана Брекун из Курска, а Алексею пришили номер Степана Онищенко из Анапы. А их, действительно умерших, номера пришили нам. Трупы умерших товарищей с нашими номерами отвезли на место, где проходила экзекуция. Позднее было принято решение вывести нас из Бухенвальда, т.к. многие знали, что нас повесили. Нас отправили в филиал Бухенвальда – «Майозловец». Оттуда 2 апреля 1945 г. во время бомбёжки нашими самолётами мы бежали, и целый месяц по ночам двигались на восток (9 мая 1945 г. мы впервые вышли из леса на территории Чехословакии…».

8. С.А. Бердников– конспект лекции (без даты):

«…Москвич Юрий Ломакин и сын тульского оружейника Владимир Коваленко имели в лагере на одежде мишень, выведенную белой и красной краской. Юрия и Владимира от окна № 3 эсэсовцы повели в «Хитрый домик». Эсэсовец кричал: «Л о с !». Но Юрий наскочил на офицера и на глазах у работающих заключённых перерезал эсэсовцу глотку ножом. Владимир бросился на второго, но тот опередил и выстрелил в него в упор. Володя согнулся и упал на землю. Но Юрий в секунду вонзил эсэсовцу нож по рукоятку в глаз, но раздался еще выстрел и Юрий упал.

К месту неравного поединка набежали вооружённые эсэсовцы. На сырой земле лежали два недвижимых тела заключённых и в предсмертных судорогах корчились два эсэсовца».

9. С.А. Бердников – конспект лекции (без даты):

«На одном из тайных концертов художественной самодеятельности в Бухенвальде выступали:

Константин Бриндючков – поставил небольшую пьесу «Потомки Чапаева».

Валерий Фёдоров читал свои стихи «Выше голову!».

Чтецы декламировали отрывки из произведений М.Шолохова, В.Маяковского, Н.Островского, К.Симонова и др.

Яков Гаврош на самодельной пиле выводил мелодии советских песен: «Широка страна моя родная», «Варяг», «Крылья чёрные» и др.

Яков Семенович Гофман – бывший артист цирка, сам сочинял анекдоты и рассказывал их. Вот два из них.

Первый. В немецкой школе учитель спрашивает учеников, какие портреты висят в кабинетах их отцов. Ответы: 1-й ученик – Геббельса, 2-й – Геринга, 3-й – Гитлера, 4-й ученик – мой папа уже 7 лет сидит в концлагере, и когда он возвратится домой, то повесит всех трёх.

Второй. В немецкой больнице немцу-фашисту сделали операцию на голове. Ему наложили швы, и он ушел домой. Через несколько дней хирург встречает больного на прогулке и говорит, что они забыли во время операции вложить ему в черепную коробку мозги. Фашист отмахнулся: это чепуха, мне мозги не нужны, я уже вступил в национал - социалистическую партию, за меня фюрер думает.