ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

VI. Восстание и самоосвобождение

Боевые подпольные отряды. Основной целью подпольной борьбы в концлагере Бухенвальд заключённые ставили самоосвобождение путём открытого вооружённого восстания. Еще в 1942 г. на заседании подпольного Центра ставился вопрос об организации боевых подпольных, военного типа, групп. С появлением среди заключённых фронтовиков и военных специалистов, участвовавших в битвах под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, такая задача стала реальной.

Русский Центр решил создать в лагере подпольные группы типа подразделений Советской Армии.

В 1944 г. среди политзаключённых было создано три бригады: «Каменная», «Деревянная» и «Малая», проживавшие соответственно в каменных, деревянных бараках и в Малом лагере. Командирами подпольных бригад были Борис Бибик, Василий Назаров, Сергей Швецов. Комиссарами бригад были назначены: Василий Азаров, Григорий Данидзе, Степан Бердников.

Командир и комиссар бригады подбирали командиров и комиссаров батальонов в своей бригаде. Командир и комиссар каждого батальона подыскивали им командиров. И так вплоть до рядового бойца.

Со временем сформированные подпольные группы сопротивления смогли устраивать даже смотры своим подразделениям.

С.А. Бердников вспоминает: «Приказывали, допустим, такой-то роте явиться в 10 часов вечера в определённое место в лагере на несколько минут. А сами недалеко смотрели, какие люди и сколько явятся.

Одновременно с формированием боевых подпольных групп сопротивления разрабатывался подробный план действий во время восстания. Для составления обоснованного действенного плана была организована тщательная разведка системы охраны, расположения огневых точек вокруг лагеря, размещения эсэсовских частей в казармах, складов боеприпасов, гаражей и стоянок машин и других объектов.

В лагере была команда, задача которой состояла в уборке лагеря. Они собирали мусор и в бричке вывозили его во вторую ограду лагеря. Здесь работало 8 человек без всякой охраны. Этим воспользовался Центр и направил в эту команду своих людей. Старший в ней был связан с Леонидом Иосемом – руководителем сети подпольщиков на оружейном заводе. Команда по уборке лагеря свозила весь мусор в ямы, а обратно привозила красно-жёлтый песок. Подпольщики на заводах ухитрялись списывать в брак качественные детали оружия и подбрасывали их в определённые ямы с мусором. Когда туда приходила лагерная команда, она была уже предупреждена о том, где что лежит. Они забирали из ямы части винтовок, автоматов, парабеллумов, гранат, засыпали их песком и привозили на территорию лагеря. Здесь были специальные тайники, где собирали и хранили оружие.

Пополнились запасы оружия бойцов сопротивления во время бомбёжки 24 августа 1944 г. Эсэсовцы в страхе разбежались, а товарищи воспользовались этим и принесли много оружия.

Немецкие коммунисты знали, что русские готовились к серьёзному выступлению, передали 40 винтовок, которые им когда-то удалось раздобыть.

Наши химики сумели изобрести воспламеняющийся состав и организовать производство бутылок с горючей жидкостью.

Вопросы снабжения оружием постоянно обсуждались в Центре. Решались они с помощью работавших заключённых на военных объектах. Гранаты и кортики делались самими заключёнными. На день восстания 11 апреля 1945 г. подпольщики имели: винтовок – более 90, пистолетов – более 100, около 150 гранат, бутылок с горючей смесью – более 200 штук, более 400 ножей и кортиков.

Ещё раньше, к январю 1945 г., заключённые имели в своём распоряжении 65 ножниц для разрезания проволоки под током. Они располагали даже пулемётом с 2-мя коробками патронов. Пулемёт и патроны были украдены у эсэсовцев немецкими политзаключёнными.

Были созданы отдельные отделы снабжения и санитарный, группа автодела, в больнице под видом больных содержались несколько летчиков на случай возможности захвата фашистских самолётов во время восстания или вскоре после него».

Открытое сопротивление. 1945 г. ознаменован рядом крупных побед советских войск. Шла борьба за Будапешт, был взят Кенигсберг. Клин наступления советских войск был направлен на г. Веймар, от которого до Бухенвальда 8 км.

Обстановка в лагере накалялась и дошла до предела. До узников стали доходить слухи о том, что есть приказ о их уничтожении. Фашисты боялись живых свидетелей своих чудовищных преступлений.

Русский подпольный Центр за период январь-апрель 1945 г. два раза выносил решение о вооружённом выступлении, но на заседаниях Интернационального Комитета ещё не было достигнуто полного единства мнений. Самая напряжённая борьба началась в первых числах апреля 1945 г. Командование «СС» издало приказ об эвакуации. Все заключённые знали, что это означает. На заседании подпольных национальных Центров было решено всеми силами препятствовать «эвакуации» и не выполнять больше распоряжений командования «СС». В лагере возник и распространился устный лозунг: «Эвакуация – это смерть для заключённых!».

Согласно всеобщему решению подпольных организаций концлагеря началось активное и бесстрашное сопротивление. Началась битва нервов «кто кого?».

3 апреля 1945 г. комендант лагеря собирает заключённых немцев и заявляет, что он «…имеет сведения, будто у русских есть оружие и они готовятся перебить всех заключённых немцев». Тому, кто поможет «навести порядок» в лагере, комендант обещал даровать жизнь и свободу. Ни один из заключённых немцев не предал своих русских товарищей.

Вечером этого же дня приказали всем немецким евреям явиться к комендатуре с вещами «для отправки» из лагеря. Подпольный Центр даёт указание – скрыть всех евреев. К комендатуре никто не явился. Многие нашли убежище у нас, в малом лагере (С. Бердников, 1960 г.). 4 апреля было приказано: «Всем явиться на апель-плац для генеральной проверки». Подпольный Центр постановил: «На апель-плац не выходить!». Как ни подпрыгивал от напряжения, как ни бесновался рупор, из которого неслись команды гестаповцев, на площадь никто не явился.

Тогда гестаповцы приказали 46-ти лучшим немецким коммунистам и всем старшим, где они жили, явиться в комендатуру. Подпольщики всех их спрятали.

Один за другим следовали приказы начальника лагеря об эвакуации: 5 апреля из рупора звучит: «Всем политзаключённым выйти на апель-плац для эвакуации». Эвакуация – это расстрел. И снова голос подпольного Центра: «Не эвакуироваться!». Вторично приказ коменданта. И опять из десятков тысяч человек тридцати двух национальностей ни один не подчинился ему. Здесь властью стал подпольный Центр.

 6 апреля 1945 г. начальник лагеря объявил об отправке рабочей команды из 6000 политзаключённых. У ворот начала работать медицинская комиссия. По указанию Интернационального Центра внутри лагерная администрация направила на комиссию самых старых и самых слабых заключённых. Комиссия их браковала и возвращала в лагерь. «Забракованные» вновь становились в «хвост» и снова браковались комиссией. Эвакуация под видом рабочей команды была сорвана.

8 апреля был днём кризиса. Комендант 3 раза отдавал приказ, чтобы все заключённые немедленно выстроились для отправки из лагеря. Приказ не выполнил ни один заключённый. Тогда в лагерь ворвались вооружённые отряды «СС» на мотоциклах. Началось массовое избиение, стрельба. За исключением небольшой группы узников, фашистам не удалось эвакуировать весь лагерь.

9 апреля 1945 г. по требованию коменданта, жившего в изолированных бараках, 480-ти советским военнопленным пришлось выйти на «эвакуацию». Эти люди составляли одну из ударных и самых надёжных подпольных боевых единиц. Они были снабжены пистолетами, патронами, гранатами, ножами. Эсэсовцы не предприняли обыска колонны и повели её в сторону г. Веймар. В течение 2 – 3-х недель пленные группами разбежались в пути и многие из них примкнули к партизанским отрядам, действовавшим на территории Чехии.

Восстание и самоосвобождение.

В начале апреля 1945 г. Николай Симаков дважды ставил вопрос о немедленном начале выступления. Но лагерный Интернациональный Центр отклонял эти предложения, считая, что выступать рано – у гестаповцев перевес в силе. В ночь на 11 апреля союзные войска находились в 18 км от Бухенвальда, началось отступление тыловых частей фашистских войск.

Стал известен приказ гитлеровцев об уничтожении всего лагеря Бухенвальд. 11 апреля наблюдается суета эсэсовцев вокруг лагеря. Наспех устанавливают дополнительные крупнокалиберные пулемёты, усиливают охрану. Наша разведка доложила, что «Сегодня в 5 часов (по другим источникам в 17.00 часов) гитлеровцы готовят уничтожить весь лагерь».

 В 3 часа 30 мин. Центр созвал экстренное совещание командиров и комиссаров бригад. Утром 11 апреля Интернациональный Центр принял решение о вооружённом выступлении.

 Решение Центра было немедленно доведено до национальных подпольных организаций. Началась подготовка боевых отрядов к решительной борьбе. Руководитель политотдела русской подпольной организации Сергей Котов и комиссар «Малой» бригады Степан Бердников по заданию Центра написали «Заявление».

Начало выступления назначено на 15 часов 15 минут (по другим источникам – в 4 часа 15 мин.) 11 апреля 1945 г. В 13 часов этого дня воззвание было зачитано во всех военных формированиях узников. Формирования заняли исходные позиции, было роздано оружие.

Участвовавшая в восстании бригада «Малого лагеря» состояла из 375 человек. Её задачей было прервать электропроводку в лагере, захватить склады с оружием и боеприпасами.

 Восстание началось точно в назначенное время, в 15 часов 15 минут. Вспоминает С.А. Бердников: «Взрыв гранаты в северном углу лагеря был сигналом к восстанию. Лагерь, до того тихий и смирный, превратился в грозный, бушующий океан. Всюду гремело русское «Ура!», раздавались автоматные очереди, выстрелы, взрывы гранат, трещала проволока, горели 3-х этажные вышки. Помню, как Дмитрий Чернышёв, Пётр Штоба, Николай Циба, Михаил Комендантов и другие ребята из ударной группы нашей бригады, вооружённые гранатами и бутылками с горючей жидкостью, первыми разрезали колючую проволоку, ворвались на вышки, сбросили оттуда немцев и повернули оружие в сторону гитлеровцев.

Внезапным ударом восставшие захватили комендатуру СС, главные ворота, заняли склады продовольствия, оружия, боеприпасов. Довооружались и снова вступали в бой. Фашистская охрана, не ожидавшая такого натиска, растерялась, бросила посты, покинула блиндажи и в панике бежала в окрестные горы и леса. Эсэсовская дивизия «Мертвая голова» была разбита. 800 гитлеровцев мы взяли в плен и посадили в карцер.

Проволока была прорвана в 6-ти местах. В места прорыва устремились боевые передовые подразделения. Захвачен склад с оружием, отключены все телефоны и ток, захвачены главные ворота и учреждения «СС», захвачены в плен около 200 эсэсовцев ( по другим источникам 800 гитлеровцев были взяты в плен и помещены в карцер). Восставшие заняли круговую оборону лагеря на расстоянии до 3-х км от него.

К 5 часам вечера над концлагерем Бухенвальд взвился красный флаг Победы и Свободы. Немецкие патриоты изготовили чучело Гитлера и повесили его на видном месте.

В издании «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.» (в фотографиях и документах) сказано: «В 1945 г. Советские войска освободили в этом концлагере свыше 80 000 заключённых, которых гестаповцы не успели истребить…».

Из «Воспоминаний» С.А. Бердникова: «14 апреля прибыли американские танковые части. А у нас в лагере радио транслирует Москву. Приезжает американский полковник, спрашивает: «Кто возглавляет? Приказываю коммунистическую пропаганду прекратить. Оружие сдать, всем уйти в лагерь и ждать…».

Американцы пытались восстановить колючую проволоку, поставить своих часовых. Они развернули трескучую пропаганду, развесили афиши, приглашающие в «демократическую Америку» и в войска. Они говорили, что всех нас, кто был в плену, в Советском Союзе ждёт виселица и т.д..

После прихода американцев,– продолжает С.А. Бердников,– мы, захватив оружие, группами двинулись на Восток, навстречу Советской Армии, навстречу Родной Отчизне. Мы шли в Россию!».

Узники лагеря смерти Бухенвальд на последнем апель-плац 14 апреля 1945 г. перед павшими борцами поклялись: «Мы, представители всех национальностей, проводили жестокую, беспощадную борьбу. И эта борьба ещё не окончена. Ещё находятся на свободе наши мучители – садисты.

Гитлеризм ещё не уничтожен на земном шаре. Поэтому, мы клянемся перед всем миром…, что прекратим борьбу с фашизмом только тогда, когда перед судом правды предстанет последний фашистский преступник. Уничтожение фашизма со всеми его корнями – наша задача! Это наш долг перед погибшими товарищами и их семьями!».