ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

V. Сопротивление фашизму

В концлагере смерть ежеминутно ходила по пятам каждого. Человек не был уверен, что до конца дня останется жив. Все злодеяния здесь сопровождались невиданным в истории цинизмом: на работу, вернее на смерть, заключённых сопровождал духовой оркестр. С работы везли и несли убитых под ту же музыку. Уничтожение на виселице, порка, отправление в крематорий – всё сопровождалось музыкой духового оркестра.

Эти злодеяния не могли безропотно видеть и слышать, испытывать на себе заключённые концлагеря. Постепенно стали появляться подпольные группы по борьбе с фашизмом. Первыми организаторами и руководителями подпольной, глубоко законспирированной организации по борьбе с фашизмом, были немецкие коммунисты Альберт Кунтц, Теодор Найбауэр, Вальтер Бартель, Эрнст Бозе, Эрнст Тельман и др.

Немецкие коммунисты поставили задачу создать национальные подпольные организации. Позднее в лагере образовалось 19 подпольных комитетов. Из представителей «национальных комитетов» был создан «Международный лагерный Комитет». В него вошли: Вальтер Бартель, Альберт Кунтц, Эрнст Бозе (немцы), Квент Винцейн (чех), Марсель Поль (француз), Николай Семёнович Симаков (русский). Н.С. Симаков был руководителем «Русского Комитета».

Подпольная организация пополняла свои ряды путём строгого индивидуального отбора. В каждом бараке была создана группа разведчиков из 3–5 человек.

Разведчики каждого вновь прибывшего тщательно изучали, выявляя их деловые и политические качества, преданность Родине. Незаметно для них им давали поручения, выясняя, кто из них есть кто. Лучших, более надёжных вовлекали в подпольную организацию.

Формирование подпольной организации строилось по типу армейских подразделений: бригада из 3 – 4-х батальонов, в батальоне 3–4 роты, роты – из взводов и отделений, отделения – из звеньев.

К тому времени, как Степан Александрович прибыл в лагерь, подпольная организация уже развернула свою деятельность. Через год С.А. Бердникова назначают комиссаром бригады, командиром которой был С.С. Швецов.

Со временем была сформирована военно-политическая подпольная организация «Международный лагерный Центр». «Центр» поставил перед собой задачи: захватить самоуправление в свои руки; спасать «проверенных» товарищей от голодной смерти, тяжёлых каторжных работ, виселицы и расстрела; проводить коммунистическую пропаганду среди заключённых, вредительство и саботаж на военных заводах, заготавливать оружие для восстания, вести разведку, борьбу с провалами.

Решением подпольного «Центра» С.А. Бердникову было поручено изучать поступающих в лагерь военнопленных на благонадёжность и вовлекать их в подпольную работу. Эта работа была одной из самых трудных и ответственных. Не сумей С.А. Бердников разгадать провокатора, некоторые звенья организации были бы разгромлены. Степан Александрович вспоминает: «Я опасался не за себя. В случае провала, всё, что я знаю, ушло бы со мной в могилу. Но за мной стояла организация, а она ведь дороже моей жизни!». И он оправдал доверие «Центра». Люди, которых он вовлекал, стали костяком военной организации и участвовали в восстании.

Первые шаги. Первая партия советских военнопленных была брошена в Бухенвальд 16 сентября 1941 г. Это были офицеры и политработники в количестве 300 человек. Они все были расстреляны по прибытию в лагерь в конюшне. В середине сентября 1941 г. было привезено 2000 советских военнопленных. Их поместили в 6-и бараках: 1, 7, 13, 18, 25 и 30 блоки. Каждый из бараков был изолирован от общего лагеря и отделён между собой колючей проволокой. Военнопленным не разрешалось выходить в общий лагерь. Они несли самые тяжёлые работы в лагере: в каменоломне, на огороде, на строительстве железной дороги.

Комендант лагеря и вся охрана его смотрели на советских военнопленных, как на умственно неполноценных людей, но имеющих особую физическую выносливость и живучесть. Фашисты не могли даже допустить мысли о том, что голодные и истерзанные заключённые могут поделиться своим голодным пайком с советскими людьми.

В первый день прибытия, советские военнопленные были лишены питания и все заключённые Бухенвальда – немцы, французы, чехи, испанцы, голландцы и другие – отдали своим советским товарищам половину своего пайка, за что потом весь лагерь был оштрафован.

К концу декабря 1941 г. в каждом бараке стихийно возникают отдельные группы борцов сопротивления. Первая группа была организована вокруг Николая Семёновича Симакова, находившегося в лагерной больнице. Такие же группы возникают во главе с Михаилом Васильевичем Левшенковым (25 барак), Александром Яковлевичем Павловым, Павлом Николаевичем Лысенко (1 барак) и Виктором Поповым (20 блок) и др.

Эти группы ставили перед собой такие задачи: сплочение советских людей в единый коллектив, противодействие фашистской пропаганде, поднятие патриотического духа заключённых, установление интернациональных связей, поднятие авторитета советских людей и СССР среди заключённых, организация помощи ослабевшим, организация саботажа.

До лета 1942 г. эти группы действовали разрозненно и самостоятельно. Весной 1942 г. в Бухенвальд прибыла новая большая группа советских военнопленных. Среди них были Степан Михайлович Бакланов и Павел Андреевич Бабкин, которые тоже стали организаторами подпольных групп сопротивления.

Связи с политзаключёнными других наций помогли руководителям разрозненных групп узнать друг друга. Большую роль в этом сыграл чешский коммунист Клет Винцейн, который через австрийского врача – заключённого Густава Бове установил личную связь с Николаем Семёновичем Симаковым. Чешский товарищ ознакомил советских военнопленных с существующим положением подпольной борьбы в лагере.

К лету 1942 г. на территории лагерной больницы на тайном совещании руководителей подпольных групп был образован подпольный Политический Центр, в состав которого вошли: Н.С. Симаков. – руководитель, С.М. Бакланов – военный сектор, И.П. Поганц – политсектор, А.Я. Павлов– сектор безопасности, М.В. Левшенков– редактор подпольной газеты «Правда пленных». Здесь же принята программа действия: подготовка вооружённого восстания, проведение антифашистской агитации и пропаганды, расширение интернациональных связей, усиление вредительства и саботажа и др.

С весны 1942 г. в лагерь стали поступать большие группы советских людей: военнопленные, партизаны, партийные и советские руководящие работники. Среди них гитлеровцы вели активную борьбу по вербовке заключённых для службы в немецкой армии. В ответ на это советские люди организовывали массовые побеги из лагерей, пытались прорваться на Родину или участвовать в партизанских отрядах, проводили организованный прямой саботаж на предприятиях.

Эту категорию советских людей фашисты держали в концлагерях не как военнопленных, а как политзаключённых. Они облачались, как и все политзаключённые других наций, в полосатую одежду узников. Таких советских политзаключённых было брошено в Бухенвальд около 25 000 человек, на день освобождения их осталось 4700 человек. Советские политзаключённые были размещены совместно с политзаключёнными других наций.

Среди советских политзаключённых весной 1942 г. тоже начали возникать подпольные группы, руководителями которых были: В.Н.Азаров, В. Жук, А. Васильчук, И.М. Ашарин, В. Холопцев и др.

15 марта 1943 г. при всех мерах предосторожности и организации охраны в 7 бараке собралось совещание актива, представлявшего всех подпольщиков. Здесь был избран политический Русский Центр в составе: Н.С. Симаков– руководитель, В.Н. Азаров, И.М. Ашарин, С.М. Бакланов, А.Н.Купцов, Г. Крахмалёв, М.В. Левшенков.

Из «Воспоминаний…» С.А. Бердникова: «Весной 1944 г. обе подпольные русские организации объединились и оформили подпольную антифашистскую организацию «Русский Комитет». Во главе его были: политический руководитель – Николай Симаков, военный руководитель – подполковник Иван Смирнов, члены комитета Василий Азаров, Николай Кюнг, Степан Бакланов. Большое содействие оказывал им Интернациональный лагерный Комитет, в частности, чешский коммунист Кветослав Иннеман, австрийский врач Г. Ветерер и немецкий коммунист Вальтер Бартель».

С.А. Бердников приводит основные задачи, которые ставил перед собой этот комитет:

- Изучение на политическую благонадежность русских, попавших в Бухенвальд. За определённой группой русских закреплялся ответственный от «Русского Комитета», который в течение 2 – 3-х месяцев персонально, подробно изучал своих «подопечных». Результаты докладывались в Центр. Только после этого заключённый мог быть привлечён к подпольной работе.

- Помощь «Русского Комитета» тем, кто был вовлечён в подпольную работу. Их устраивали в лучшие «по условиям работы» внутрилагерные команды, организовывали дополнительное питание, через больничные бюллетени освобождали от работы.

- Спасение приговорённых к смерти путём подмены личных лагерных номеров с умерших заключённых. Автор лично знает о 35-ти таких товарищах, в т.ч. это – Валентин Сотников, Георгий Лепёхин, Владимир Смирнов, Алексей Цыганов, Георгий Черванский.

- Организация вредительства и саботажа по месту работы.

- Организация индивидуальных и групповых побегов.

- Поднятие патриотического духа и уверенности у заключённых в победе над фашизмом.

- Подготовка и проведение восстания в концлагере Бухенвальд.

Участники подпольного движения активно проводили открытый саботаж при работе на фашистских предприятиях. Они выбрасывали в отходы ценные материалы, ускоряли износ станков, подсыпая в машинное масло битое стекло, портили резцы, фрезы и свёрла, передвигали ударники затворов и т.д.

Под видом брака отдельные части оружия «выбрасывались», но затем использовались подпольщиками в своих целях.

Политико-массовая работа. Массовые физические уничтожения, изнурительные каторжные работы, голод и издевательства производили гнетущее действие на психику узников. Некоторые заключённые не выдерживали этого дьявольского режима и кончали жизнь самоубийством, бросались на проволоку, перерезали себе вены и т.д.

Подпольщики в противовес гитлеровской пропаганде при любых удобных случаях проводили беседы среди заключённых, где разъясняли истинное положение дел на фронтах, убеждали узников в неизбежности неминуемого разгрома гитлеровских армий и гибели фашистской Германии. Для такой работы были выделены специальные люди.

Немецкие подпольщики имели тайный радиоприёмник. Сводки «Совинформбюро» и сообщения Лондонского радио еженедельно излагались устно на подпольных совещаниях актива подпольщиков. Эти сведения по цепочке передавались друг другу.

В связи с необходимостью русская подпольная организация задалась целью смонтировать свой радиоприёмник. Работа по монтажу была поручена Алексею Дранкину, работавшему на одном из заводов по изготовлению радиоаппаратуры. Радиоприёмник был вмонтирован в старое ведро из-под мармелада. Для маскировки в ведро была положена сапожная мазь.

Лагерная подпольная газета «Правда пленных» издавалась в тетрадном формате и писалась от руки, всего в одном экземпляре. Читка её организовывалась по цепочке и передавалась из рук в руки.

Вместе с газетой от руки издавались листовки и воззвания, в которых содержались призывы быть организованными, не поддаваться на провокации фашистского командования в лагере, помнить о долге советского воина перед Родиной, готовиться к активной борьбе.

За время подполья советскими товарищами С.Д. Котовым, С.А. Бердниковым, М.В. Левшенковым, В.Н. Азаровым, Н.Ф. Кюнгом, П.А. Бабкиным, и др. были написаны рефераты на современные политико-экономические темы: «Дружба национальностей СССР», «Советская конституция», «О героизме и фанатизме» и др. Они переписывались от руки, переводились на иностранные языки и распространялись среди подпольщиков.

Несмотря на все ужасы фашистского застенка, люди находили время и с большим интересом посещали подпольные мероприятия, проводившиеся группой бывших работников искусств и просто способных к самодеятельности заключённых. Проводились концерты, постановки инсценировок, вечера самодеятельности. На мероприятиях представляли репертуар произведений, песен, стихов и др. на патриотические темы: Композиция «Мужики», роман «Секрет», пьеса «Потомки Чапаева», стихи, картинки из жизни лагеря и карикатуры на эсэсовцев, вокал, декламация, конферанс).

Подпольная школа. Среди заключённых Бухенвальда были дети коммунистов, партизан, офицеров и политработников Советской Армии, дети-участники партизанского движения в Белоруссии, на Украине и всех других оккупированных государств. В августе 1942 г. из Советского Союза были привезены и расселены в 8-ом бараке 800 мальчишек от 6 до 13 лет. Потом они стали «подопытными животными» в 46 бараке – «Исследовательском медицинском институте». Основная их масса была размещена в 8-м бараке, отгороженном от общего лагеря колючей проволокой. К маленьким заключённым эсэсовцы предъявляли такие же требования, как и к взрослым узникам.

По решению подпольного Центра для этих ребят была организована школа, где тайно, с соблюдением конспирации, проводились занятия по группам. Изучались начальная грамота, письмо и счет, чтение, грамматика и арифметика. Во всех группах изучались история России, география. Взрослые заключённые обеспечивали школу бумагой, карандашами, географической картой и даже остатками советских учебников.

Учебные занятия в школе проводил старый советский учитель Н.В. Федосенко и молодой историк Н.Ф. Кюнг. С.А. Бердников тоже принимал посильное участие в проведении этих занятий.

Подпольный отдел безопасности. Для обеспечения конспирации и безопасности подпольщиков в Бухевальде по решению Центра существовала группа, отвечающая за этот участок работы. Возглавляли его Н.Ф. Кюнг и А.Я. Павлов.

Члены этой группы сопровождали новичков по лагерной территории и наблюдали за ними во время проведения санобработки, при регистрации в лагерной канцелярии, вплоть до момента определения в карантинные бараки. Выяснялись их настроение и общие разговоры. Другие члены группы детально изучали документы, одежду и вещи вновь прибывших. Дальнейшее изучение новичков шло в карантинных бараках, где старшими комнат и переводчиками были члены подпольной организации.

Пользуясь своим служебным внутрилагерным положением, подпольщики детально выясняли время и причину плена, причины заключения в Бухенвальд, выявляли настроение и убеждения вновь прибывших. Члены подпольной организации имели возможность проверять данные на прибывших по документам, которые хранились: на складе вещей (паспорт, военные документы, награды, разные справки и др.), в лагерной канцелярии (анкетные данные), в канцелярии гестапо ( криминальные данные, причины ареста и др). Здесь везде работали или подпольщики, или активно помогавшие им заключённые.

После определения заключённого в одну из «рабочих команд» Бухенвальда здесь тоже продолжалось постоянное наблюдение за каждым заключённым. Эта длительная и кропотливая работа по выяснению «надёжности» каждого узника позволила абсолютно избегать провалов в работе подпольной организации.

В лагерной больнице ежедневно умирали десятки больных-заключённых. Врачи-подпольщики заменяли номера умерших на номера приговорённых к смерти. В больничной канцелярии подменивались учётные карточки. Спасённый заключённый недолго мог оставаться в лагере, его отправляли с ближайшим транспортом из Бухенвальда. Во время нахождения в больнице его знакомили с анкетными данными умершего. Таким путем были спасены А.Ф. Цыганов, Г.Г.Черванский и др.

Своим больным товарищам все заключённые оказывали помощь, выделяя из своего пайка некоторую долю хлеба, супа. Узники, получавшие посылки Красного Креста (кроме русских, евреев и поляков), выделяли часть их в пользу больных.

Не реже, чем 2 раза в месяц проводились заседания Политического Совета, совещания актива подпольщиков, а также занятия военных групп. Обеспечение безопасности и охрану всех мероприятий осуществлял отдел безопасности, расставляя в определенных местах свои посты. Благодаря бдительности членов группы были своевременно раскрыты и выявлены попытки предательства, провокаций и других вражеских вылазок.

Так, в лагерь прибыл белоэмигрант, который написал на имя коменданта лагеря письмо о том, что «…В лагере царит большевизм, здесь вся инициатива у русских, они помогают друг другу в питании и снабжении одеждой, в бараках проводятся беседы…». Письмо было перехвачено, и автор его обезврежен. К лицам, которые вызывали какие-то подозрения, группа безопасности прикрепляла своих постоянных наблюдателей по месту работы и к месту жительства в бараке.

С.А. Бердников также был спасён своими товарищами от угрозы гибели. Его опознал как политрука полицай, служивший когда-то в его подразделении. При встрече полицай сказал С.А. Бердникову, что назавтра он отправит его «куда надо». Товарищи по бараку, узнав об этом, сказали ему: «Спи спокойно». Утром оказалось, что ночью этот полицай «упал» в очко туалета и утонул.

Многие работы в лагере, связанные с обслуживанием даже «СС», выполнялись заключёнными. Подпольщики пользовались этим. Включали в состав команд своих людей, хорошо знавших немецкий язык. Они готовили пищу на кухне и разносили её для эсэсовцев вокруг лагеря. Они подслушивали разговоры фашистов, запоминали расположение важных объектов лагеря и т.д. Позднее всё это становилось достоянием Центра.

Свои люди находились и в структурах лагеря, которые составляли списки отправки заключённых за пределы лагеря. Из этих списков вычёркивались нужные для подполья люди и вносились те, которые вызывали какие-то подозрения в их солидарности с подпольщиками.

Благодаря чёткости в работе, дисциплине и бдительности группы безопасности, подпольная организация Бухенвальда за время своего существования не имела ни одного провала. Фашисты лишь догадывались, что в лагере существует подпольная организация. Сюда был послан со специальной миссией выявить её гестаповец Камле. Но и ему не удалось обнаружить подпольщиков.

В Германии имелось более 60 подземных военных заводов, куда для работы поставлялись заключённые из Бухенвальда. Там работало около 40 000 человек. Ослабевшие и тяжело больные из рабочих команд возвращались в Бухенвальд. На их место и на место умерших посылались новые партии рабочих из Бухенвальда. В число последних, включались люди со специальными заданиями: совершить групповой побег, организовать диверсию, проводить саботаж и т.д..

 Подпольные организации были во многих концентрационных лагерях, но лишь Бухенвальдскому подполью удалось сохранить силы, подготовить вооружённое восстание и победить, добиться самоосвобождения 11 апреля 1945 г.