ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

М.Б. Ларионова, г. Екатеринбург

Село Тюбук Екатеринбургского уезда и его владельцы

Как уже было отмечено ранее (1), с. Тюбук было разделено между двумя семьями. Ниже мы познакомимся с владельцами, которым принадлежала левая часть с. Тюбук.

Братья Яковлевы продали тобольскому дворянину, управителю ссудной и земской конторы надворному советнику Степану Козьмичу Неелову по левому течению р. Синара часть купленной ими у Н.Г. Клеопина земли. Купчая была совершена 6 ноября 1757 г. С.К. Неелов на вновь купленную землю поселил своих крепостных крестьян, которые были приобретены им еще в 1727 г. у господина Арестова (2).

Наследницей его имения стала дочь Екатерина, которая, по словам современника, производила впечатление «самостоятельной и энергичной женщины». Замужем она была за горным офицером Константином Артемьевичем Гордеевым (ок.1700-1741). Родом он происходил из дворян Новгородского уезда, а на Урал попал в 1722 г., закончив Московскую артиллерийскую школу. Всю свою сознательную жизнь К.А. Гордеев прожил на Урале, посвятив горной службе: был членом канцелярии Сибирского обер-бергамта, в 1730-е гг. являлся организатором караванов на Чусовских пристанях, с 1735 г. назначен главным казначеем горнозаводской администрации, с 1736 г. стал членом, управителем Пермского горного начальства(3).

У Гордеевых было пятеро детей: дочь Прасковья, которая была замужем за владельцем земли на правой стороне р. Синара Е.Я. Яковлевым, и четверо сыновей: Алексей, Афанасий, Иван, Василий. Они все пошли по стопам отца: служили в горном ведомстве. Своим четырем сыновьям в духовном завещании 1858 г. Екатерина Степановна «отказала» перешедшую ей от отца часть имения, которую они должны были разделить между собой на четыре равные части (4).

Т.к. владельцы Тюбукского имения, расположенного по левому и правому течению р. Синара, находились в близком родстве, то между ними размежевания никакого произведено не было. И только после продажи А.Е. Карамышевой имения в руки Александра Сергеевича Ширяева остро встал этот вопрос.

При продаже своего имения А.Е. Карамышева оговорила, что «девятая части земли …по течению р. Синары на левой стороне….» принадлежит ее дяде, маркшейдеру Алексею Константиновичу Гордееву (5). Сам Александр Сергеевич совершил установку межевых знаков только в 1799 г., выделив, согласно купчей, девятую часть земли маркшейдеру Алексею Гордееву, т. е. 265 десятин и 1568 кв. сажень.

Однако, Гордеевы считали, что им принадлежит не девятая часть земли, а треть общего имения. И в 1803 г. сын Алексея Константиновича Александр Гордеев подал в Екатеринбургский уездный суд исковое прошение, в котором он просил установить более точные границы имения на основании предъявленной купчей крепости от 1757 г., по которой его прадед, С. Неелов, купил треть принадлежащей Яковлевым земли, т.е. около 2 000 десятин земли. При этом А. А. Гордеев отметил, что об условиях продажи А.Е. Карамышевой А.С. Ширяеву Гордеевы не были поставлены в известность и на межевании 1799 г. не присутствовали, а узнали об этом несколько лет спустя.

В результате, судебных разбирательств екатеринбургский уездный суд принял решение: на основании представленных купчих крепостей «учинить землемеру измерение и положа на план из оной выделить 3-ю часть в пользу Гордеевых истцу Александру Гордееву…» (6).

Однако, А.С. Ширяева это решение не удовлетворило. Он подал 21 января 1804 г. в Пермскую гражданскую палату апелляционную жалобу, в которой показал, что Гордеев не прав, делая упор на то, что «его дядья [Гордеева – М.Л. ] отказались от своих частей и они [части – М.Л.] фактически перешли во владение его продавщицы, т.е. А.Е. Карамышевой». На это А.А. Гордеев заявил, что имение между ним и его дядьями «не в разделе», и сможет он с ними «раздел учинить тогда, когда получит вообще 3-ю долю» (7). Пермская гражданская палата признала правильность и законность принятого Екатеринбургским уездным судом решения. Тогда А.С. Ширяев 17 январе 1806 г. подает апелляционную жалобу в Сенат. Окончательно решение было вынесено в 1808 г. И в этот раз вновь судьи были на стороне Гордеевых, признав за ними третью часть Тюбукского имения.

К этому времени Александр Алексеевич Гордеев (?-19.12.1804) уже умер, и решение Сената было объявлено его наследникам. Сам А.А. Гордеев служил секретарем камышловской расправы, затем губернским секретарем. Женат он был на сестре священника Ф.Л. Карпинского (автора опубликованного дневника) Наталье Львовне (8). У них были сын Николай и дочь Феоктиста, в замужестве Дрейер.

К этому времени наследники Алексея Гордеева становятся единственными владельцами третьей части тюбукского имения. Известно, что дядя Александра Алексеевича Афанасий Константинович с женой жили в Колывано-Воскресенских заводах. После них осталась дочь, которая была больна. Другой дядя, Василий Константинович, в 1785 г. бросив в Екатеринбурге жену, уехал и «где находится неизвестно». У него были две дочери. Одна – замужем, а вторая, Аграфена, была малоумной и жила вместе с семьей Александра Гордеева (9). После смерти Ивана Константиновича наследников не осталось.

Согласно Экономическим примечаниям к Генеральному межеванию земель, проходившему в Пермской губернии в 1822–1843 гг., во владении жены губернского секретаря Натальи Львовны и его сына подпоручика Николая Александровича и малоумной девицы Аграфены Васильевны имелось 2 412 десятин земли и 29 душ м.п. и столько же душ ж.п.(10).

У подпоручика Николая Александровича было двое детей – сын Кесарь и дочь Александра (?-1898). Судьба Кесаря пока неизвестна; Александра в 1858 г. вышла замуж за штаб-капитана Игнатия-Венедикта Яковлевича КавшевичМатусевич (11). Департамент Герольдии в 1853 г. подтвердил дворянское происхождении польского рода Кавшевичей-Матусевичей. ИгнатийВенедикт, его брат Александр-Степан-Иероним, отец Яков-Матвей, а также дядя Петр-Иван и его сын Франциск-Казимир были внесены в четвертую часть дворянской родословной книги (иностранное дворянство, признанное в своем достоинстве русскими государями с обязательным принятием российского подданства) (12).

Семья Александры Николаевны Кавшевич Матусевич во второй половине XIX в. жила практически безвыездно в Тюбукском имении. Их дом, по словам очевидца Д.Н. Мамина-Сибиряка «с множеством деревянных пристроек засел в низком болотистом месте и выглядел своими почерневшими стенами как-то особенно неприветливо». Он был огромным, но уже достаточно ветхим. Большинство комнат пустовали, семейство помещика довольствовалось только двумя-тремя, в которых стояла старинная барская мебель. Помещичья семья жила очень скромно. «Огромный барский полу-пустующий дом, конный завод, который было невыгодно держать и жалко зорить, т.к. это было еще дедовским заведением, и многое другое свидетельствовало о былом достатке и роскоши прежних владельцев и желании нынешних, по-возможности, сохранить память о предках», – отметил Д.Н. Мамин-Сибиряк.

О хозяине, Игнатии Яковлевиче, в своих путевых заметках Д.Н. Мамин-Сибиряк написал следующее: « ... хозяин, старый артиллерист, еще бодрый и свежий старик, прежде всего заговорил о своем конском заводе – это, очевидно, было его слабым местом и единственной роскошью». Он очень хорошо играл на старых клавикордах, его любимыми пьесами были полонез Огинского, вальсы Шопена и мазурки Контского. «Старик играл с таким особым огоньком, – писал Д.Н. Мамин-Сибиряк, – как играют только старые поляки, и моя спутница, большая любительница музыки, совсем заслушалась»(13).

Следует заметить, что Д.Н. Мамин-Сибиряк и его брат Владимир были в приятельских отношениях со старшим сыном Игнатия Яковлевича Николаем (8.02.1862-после 1915)(14).

Николай Игнатьевич родился 8 февраля 1862 г. в с. Тюбук. При крещении в Иоанно-Богословской церкви Тюбукского села его восприемниками были екатеринбургский помещик, артиллерии отставной подпоручик Андрей Григорьевич Клепинин и его дочь девица Анастасия Андреевна. Окончив екатеринбургскую гимназию, Николай был зачислен на юридический факультет Московского государственного университета, который успешно закончил в 1886 г. По возвращении на Урал, он женился на Ольге Федоровне Смышляевой и поступил на государственную службу. У него родилось пять детей. Нам известно только о троих: Викторе (10.10.1892-?), Кесаре (7.11.1894-?) и дочери Евгении (14.07.1891-?). С 1887 г. Николай Игнатьевич был избран вначале в добавочные, затем участковые мировые судьи.

В 1891 г. он становится непременным членом съезда Мировых судей Екатеринбургского уезда, а с 1893 г. работает земским начальником 9-го участка (Билимбаевский завод) Екатеринбургского уезда Пермской губернии. Успешно продвигаясь по службе, он дослужился до чина коллежского советники (в 1903 г.), имел Орден Святой Анны 3-й степени (в 1902 г.). В 1902 г. он подал прошение с просьбой перевести его в 4-й земский участок Екатеринбургского уезда, чтобы быть «поближе к имению, требующего личного надзора». В 1905 г. его перевели в земские начальники 1-го участка Шадринского уезда. Успешная служба в 1906 г. была неожиданно прервана. Против него возбудили уголовное дело: удалили от должности земского начальника и обвинили в растрате общественных денег. Суд состоялся только в 1912 г.: Казанская уголовная палата признала его виновным. В качестве наказания с него взыскали штраф в размере 25 рублей и отстранили от государственной службы. Сам он считал, что его преступление заключалось в «халатности, позволившей ему хранение денег на руках» (15).

Уже в следующем 1913 г. он подает ходатайство на имя Пермского губернатора Ивана Францовича Кошко с просьбой восстановить его на государственной службе. Ссылаясь на Манифест от 21 февраля 1913 г., предоставивший ранее осужденным лицам за административное нарушение право восстановления на государственной службе, Николай Игнатьевич пишет: «Мое семейное положение, пять человек детей, четверо старших из которых находятся в период учения, налагает на меня обязанность дать приличное им воспитание, чего в данном положении я не в силах сделать». И далее: «Правда я осужден, но осужден за халатность и небрежность, допущенную при хранении денег, но не за проступок, совершенный из каких-либо корыстных видов, почему не считаю честь свою запятнанной»(16). На запрос пермских чиновников в Казанскую судебную палату, был получен ответ, что «наказание Кавшевич-Матусевича – отрешение от должности – не считать препятствием к дальнейшему прохождению им службы и к получению пенсии и наград, за исключением знака отличия беспорочной службы и ордена Владимира за выслугу лет»(17). И указом вице-губернатора от 31 октября 1914 г. Николай Игнатьевич вновь был определен на должность земского начальника при Красноуфимском уездном суде с поручением ему временного заведывания 3-м земским участком (Наязепетровский завод) Красноуфимского уезда. До этого он работал заведующим казенными оброчными статьями Карьевского лесничества Осинского уезда.

Кроме Николая Игнатьевича у Игнатия Яковлевича Кавшевич-Матусевич было еще два сына: Яков (1863-после 1915), Иван (1872-после 1915) и дочь, родившаяся в 1876 г., о жизни которых практически ничего не известно, за исключением того, что у Ивана были дочь Наталья и сын Юрий (1903-1944). Он носил фамилию Матусевич. У Юрия родились три девочки: Елена (1929-1989), Татьяна (1931-1984) и Вера (р.1936). Последняя до сих пор жива (18).

Все трое сыновей Игнатия Яковлевича Кавшевич–Матусевич активно участвовали в работе земских органов самоуправления, в уездных и губернских съездах землевладельцев, являлись членами различных попечительских обществ и советов. Так, членами Екатеринбургской уездной земской управы состояли вначале Яков Игнатьевич (с 1898 г.), затем Иван Игнатьевич. Последний являлся на протяжении ряда лет членом кассы мелкого кредита Екатеринбургского уездного земства и Екатеринбургского уездного по воинским повинностям присутствия, попечительского совета Екатеринбургского родильного дома.

К сожалению, до сих пор мы очень мало знаем о жизни владельцев тюбукского имения. Выявление новых сведений и уточнение уже имеющихся, даст возможность открыть новые факты не только в истории этого села, но и раскрыть важные моменты в истории формирования и развития екатеринбургского высшего общества, а также будет способствовать изучению дворянского землевладения Пермской губернии в целом.

Источники информации:

1. См. Каслинский альманах. 2006. № 2. С. 108 - 114. 2. ГАСО. Ф. 24. Оп.23. Д. 6171. Л. 35 об.; ГАПО. Ф. 177. Оп.1. Д.1781. Л. 20. 3. Корепанов Н.С. В раннем Екатеринбурге (1723-1781 гг.) Екатеринбург: Банк культурной информации, 2001. С. 96; Корепанов Н.С. За семью печатями. Екатеринбург, 1998. С. 26, 55. 4. ГАПО. Ф. 297. ОП. 2. Д. 309. Л. 35 об. 5. ГАСО. Ф. 24. Оп.23. Д. 6171. Л. 38-40 6. ГАПО. Ф. 297. Оп. 2. Д. 309. Л. 34. 7. Там же. Л. 46-61 об. 8. См. Дневник священника/ публ. подгот. В.И. Байдин, С.В. Голикова, Л.А. Дашкевич, М.Ю. Нечаева// Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 1995. № 2. 9. ГАПО. Ф. 297. Оп.2. Д. 309. Л.54 об. 10. РГАДА. Ф. 1355. Оп.1. Д. 1093. Л. 68. 11. ОГАЧО. Ф. И-226. Оп. 4. Д. 271. Л. 348 а. За сведения о семье Кавшевич-Матусевич благодарю челябинского генеалога Владимира Леонидовича Бухарова. 12. ГАПО. Ф. 38. Оп.2. Д.218. Л.38. 13. Мамин-Сибиряк Д.Н. По Зауралью. Путевые заметки// Южный Урал. 1952. № 8–9. С. 29, 31. 14 См. Д.Н. Мамин-Сибиряк Д.Н. Собрание сочинений в восьми томах. Т.8. М., 1955. С. 628, 631. 15. ГАПО. Ф. 28. оп.2. Д.218. Л. 114. 16. Там же. Л.115. 17. Там же. Л.123. 18. Более подробно см.: Гуляева М.В. Материалы к родословной А.С. Попова. Изд. 2-е. Екатеринбург, 2003. С. 37–38.

Тюбукские помещики