ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

В.П. Попова, Ю.С. Попов, с. Булзи

Дом Поповых в Булзях

Строился дом после великого пожара, когда летом 1911 г. выгорело все село Булзи. Прежде на этом месте стоял деревянный  пятистенник, принадлежавший богатому крестьянину Попову Тимофею Яковлевичу. Имел он добротное подворье, круглогодичных работников, несколько десятков лошадей да коров,  и более двухсот десятин пашни. Жил в повседневных заботах, долго наживал добро, а вот сгорел в одно мгновение, только и успел схватить заветный ларец. Все ждал, сидя на сундучке, у озерка, и спрашивал: «Ну что, догорело уж все?».

Пожар был велик. Стояла сушь июльская, заготовлено сено, на гумнах соломы многолетней накопилось у каждого двора, крыши сараев крыты соломой. Ветер нес горячие смерчи от двора ко двору, перекидывая через улицы. Тушить, не потушить ручными помпами да конными упряжками с деревянными бочками на телегах. Село выгорело: не менее пятисот домов.

И стали отстраиваться мужики, кто во что горазд. У кого были деньги, строили добротные кирпичные дома, под железо подводили постройки. А кто не имел за душой ничего, брали ссуды, да невелики они оказались, или шли, собирая «на погорелое место», по окрестным селам. И потому, в основном, улицы отстроены двух-трех оконными избами, редко пятистенниками.

 Тимофей Яковлевич принялся строить из кирпича. А прежде он пошел пешком в Багаряк, спустя неделю потянулись с той стороны подводы с кирпичом, гранитными плитами, известью, пиломатериалами, кровельным и поковочным железом. Прибыли мастера и началась стройка.

Дом сложили из кирпича на известковом растворе, поставили высоко, подпол углубили всего лишь на полметра, а фундаментные стены дома – метровые, пустотные, заполнили остатками сгоревшего пятистенника (уголь, головешки, опилки, песок) для тепла. Двор замостили гранитными плитами. Внутри дома горница, передняя комната и середа (кухня), по стенам лавки в четверть толщины, над головой полати, русская печь и печь-голландка в металлическом кожухе, взятом под черный лак. Сени, продуктовый чулан с кованой решеткой в окне и такими же дверями, крыльцо кирпичное с резными перилами и гранитными ступенями.

На другой половине двора поставили деревянный пятистенок на шесть окон для дочери Тимофея Яковлевича, которая к тому времени вышла замуж за работника однофамильца Артемия Попова. Дома соединили хлебными амбарами, сложили погреба с каменными сводами. На фасаде дома выложили портик с башенками по углам, опустили водосточные трубы.

Ничего этого теперь нет, так как дом перекрыт шифером. Для шиферной крыши ни портики, ни трубы не нужны, дождевая вода течет по желобкам и ветром прибивается к стенам, разрушая кирпич. За амбарами конюшни, загоны. В углу двора добротная деревянная изба – людская.

Зерновыми Тимофей Яковлевич засевал полтораста десятин. работников пол-улицы. хлеб и коней брали в долг под отработку. Жить бы да жить Тимофею Яковлевичу и добра наживать. Но … В жаркий полдень пришел он с поля, посевы смотрел, напился холодного из погреба принесенного квасу, лег отдыхать и больше не встал. Воспаление легких тогда не лечили.

Прожил на свете Тимофей Яковлевич всего сорок лет с небольшим. Хозяйничать стал зять Артемий, хозяйство не уронил, держал так же как и при тесте. Но заполыхала гражданская война, ушли мужики-работники, захирело хозяйство. А тут НЭП подвалил, воспрянул духом предприимчивый хозяин, завел сепаратор, вначале пропускали молоко от своих коров, а после и со всей улицы несли с расчетом под десятый удой. Подновил Артемий сельскохозяйственный инвентарь, лобогрейку и сортировку приобрел, занялся хлебной оптовой торговлей, забогател.

А на дворе уж 1929 г., всеобщая коллективизация. Растрясли-раскулачили Артемия, и отправили с бабами  на реку Ишим. разрешили взять с собой только и добра, что на себе, да хлеба на первое время. Старуха умудрилась на себя натянуть до десятка юбок и сарафанов, а сверху тулуп, но пролетариат усмотрел и прямо на снегу «экспроприировали» с бабки  все юбки и сарафаны. Ушел печальный обоз со слезами да женским воем безвозвратно, оставив дома, дворы, скот, имущество, нажитое в нелегком  труде, скопленное и сбереженное прижимистой крестьянской душой.

В году 1955-м прибыл молодой человек в Булзинскую школу с ромбиком на лацкане и направлением в кармане, на должность преподавателя физкультуры по фамилии Попов, по отчеству Артемьевич. В разговоре выяснилось, что предки жили тут, а он родился в Сибири в 1930 году, окончил Омский юридический институт, но почему-то юристом не дали работать. Пришлось заняться преподавательской работой, так как имел 1-й разряд по лыжам.  Работал в Булзях недолго, куда-то уехал, или ушел, никто не знает.

А дом не остался беспризорным, организовали в нем правление колхоза им. Кирова С.М., и тут же полеводческую бригаду. Много было припасено сбруи и колес, варавины (льняных веревок-канатов) и поделок, телег и инвентаря мелкого. Поставили бригадиром самого бедного-пребедного мужика, «Чирок» по прозвищу уличному. Он и до колхоза замерзал на своей печи в рваном полушубке, а тут такое богатство, власть над себе подобными. И пошла гулять деревня. Было спущено, пропито много добра, в том числе сбруя и упряжь, и впоследствии достучались до варавинных гужей и  веревочных вожжей, да спохватились, что негоже так хозяйничать. Сняли «Чирка» с бригадиров.

В горнице дома разместилась бухгалтерия, передняя служила для собраний и совещаний, и был отгорожен кабинет председателю. Амбары и склады первые годы служили для колхоза, но время шло, постройки ветшали, на ремонт денег в колхозе не оказалось, потекли крыши, в подвал умудрились свалить две машины негашеной извести и залить водой, загасили до потолка, да так и бросили на долгие годы.

Колхозы укрупнили, правление перенесли в центр села с вывеской «к-з Победа», дом заняли под промтоварный магазин. Недолго торговала потребкооперация, пока не было дождей, а как пошли дожди, потекла крыша, денег на ремонт не оказалось и у торговых работников, свернули торговлю. Но не пустовать же производственным площадям, благо, что влага поступает через потолок, приспособились выращивать гидропонику для цыплят, и пошла зеленая витаминная подкормка, хорошо пошла, но рухнул потолок и провалился пол вместе с гидропоникой.

Ничейный дом обветшал, зарос чертополохом, репейником, крапивой да коноплей, плиты гранитные разломаны машинами, амбары разобрали на дрова да на строительные нужды.

Но, видно, не судьба погибнуть дому: восстановили, надели шиферную крышу, отремонтировали полы и потолок, подвели воду и тепло, побелили, посадили тополя да березы под окнами. И ожил дом!

В 2012 году отпразднует дом свое столетие.

 

 

постельное белье хлопковый край .