ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Г.М. Коровин, г. Касли

Две легенды о Бей-Ташъ и современность

Мнений специалистов о происхождении глыб камней («палаток») на берегу озера Б. Аллаки, что в Каслинском районе Челябинской области, об их ритуальном использовании людьми древности, о надписях на них – публикаций много. Но народных легенд, связанных с этими «палатками» я долго не встречал. Довольно интересны две легенды, опубликованные в 1888 г. газетой «Екатеринбургская неделя». Они записаны автором со слов башкир деревни Алабуга Карабольской волости, Мякотинского общества, Екатеринбургского уезда в декабре 1887 г. Автор заметки, подписавшись «Jch habe nicht», озаглавил свой материал – «Бей-Ташъ».

В свое время деревня Алабуга входила в состав Каслинского района Челябинской области. После событий 29 сентября 1957 г. в  ПО «Маяк» жители ее переселены в другие населенные пункты, а деревня снесена…

«На северо-западе от Каслинского завода, около 12 верст от него, что за оз. Б. Кисегач, между оз. Аллак и Б. Репенды, -  пишет автор, -  лежит огромный камень, с огромными трещинами, впадинами, навесами, бороздами и небольшими пещерами. Сквозь трещины и слабые места верхнего слоя пробиты отверстия, служащие дымовыми трубами. когда-то  пещеры временно – в жатву или сенокос – превращались в очаги для приготовления обеда и ужина.

Поодаль от главной массы один кусок гранита представляет форму гриба.  Все эти камни  известны у местного  населения под названием «Палатки». Башкиры  в декабре 1887 г. называли его «Бей - Ташъ» (Бей – именитый, Ташъ – камень).

В незапамятные времена, еще до прихода русских, около этого камня жил святой сарт и заповедовал башкирам окружающую землю с тем, чтобы они не передавали ее никому, не оскверняли и не портили бы степи. И что пока кости его будут лежать под этим камнем, заповедь его будет соблюдена.

Прошло много лет и деды стариков 1887 г. продали землю русским. Но и после продажи долго еще русским не удавалось распахать ее, благодаря тому, что при первой борозде проведенной сохой, пахарь видел позади себя мертвеца, который страшно стонал и грозил пахарю кулаком, так что начатое дело бросалось, пока не находился другой смельчак. Но, повторялось то же самое, несмотря на палки, которыми угощали бежавших с работы заводские приказчики, щедрые на подобные «угощения» в  старые времена.

Продолжалось это долго, пока почитатели святого не перевезли его куда-то в степи за Ташкентом. Когда они прибыли туда, камень на озере Б. Аллаки вдруг распался и принял тот вид, в котором находился и в 1887 г.

Тело же угодника было найдено в одной из трещин камня, вполне сохранившимся. Перенесение праха угодника башкирами относится во времена устройства Каслинского завода, а именно к переходу его от Коробкова к Никите Демидову».

Древние люди верили, что у всего живого и у предметов есть душа. Увидеть ее нельзя. После смерти человека его душа переселяется в другого, еще не родившегося человека, но не сразу. Какое-то время душа бывает, свободна от тела. На это время ей требуется пристанище. Наши далекие предки (7 – 6 тысяч лет назад) делали его в виде птицы из разных материалов (кожа, дерево), а потом из меди. Пристанище души (птица) какое-то время хранилась в особом месте – святилище.

Одно из таких святилищ было найдено в начале ХХ века на озере Б. Аллаки. Позднее было выявлено, что таких святилищ на этом озере было четыре.

Рядом со святилищем в начале ХХ века был найден «идол» в виде птицы из меди – вместилище чьей – то души. Археологи заложили раскоп и извлекли из него каменные ножи и бронзовые наконечники стрел. Если судить по ним, то святилище действовало с перерывами на протяжении нескольких тысячелетий.

115 лет назад вторую легенду обстоятельно рассказали несколько башкир. Автору заметок в газете удалось сохранить, как он пишет, «тон и склад речи рассказчиков».

Во второй легенде фигурируют два камня: «Бей-Ташъ» и «Килен-Ташъ». Последний, - пишет автор, - находится на противоположном берегу того же озера  Аллак. «Килен-Ташъ» автор не видел, т.к. «…он лежит в лесной местности дачи с. Тюбук госп. Русанова. Но можно с уверенностью предположить, что и он отличается оригинальностью формы по сходству роли в предании».

Это было так давно, что «из живущих теперь на земле, никто и не упомнит, еще в те времена, когда землю населяли великаны, которые ростом были выше самого высокого леса».

«…Жил тогда один бей из сартов. Жил он и богател, свято верил в Аллаха. Богатство его прибывало с каждым днем, стада  увеличивались с каждым годом. Пил он, ел когда вздумает и сколько угодно душе его: и жирный бешбармак, и бурсак, и салма и все прочее, что ни захотел. Летом пил кумыс вволю. Посуда – чаши и чашки для кумыса были у него золотые, из чистого золота. Умывальники и тазы были  и золотые и серебряные.

 С женой своей жил хорошо, излишней воли не давал, держал ее в послушании и так любил, что даже при старости ее не захотел взять другую, помоложе или держать наложниц.

Аллах наградил такую добродетель, даровав бею сына батыра, красивого, умного, храброго и почтительного. Рос сын, а отец и мать не могли на него нарадоваться. Пришло время сына женить. Взяли сноху молодую, красавицу, умную и богатую.

Зажили вчетвером тихо, мирно и благочестиво. Закон Аллаха свято соблюдали, творили намаз в положенное время, и омовения  совершали по семь раз в день, и Коран читали. Жили праведно. Так жили они долго. Но нет на земле под луной ничего постоянного, так и их  счастье  было нарушено несогласиями невестки со свекровью, «как и теперь часто бывает»…

Было лето. На том самом месте, где теперь озеро «Аллакъ», старый бей поставил свой «кошъ», который был так велик, что нынешнему человеку обойти его кругом потребовалось бы целый день от восхода до захода Солнца.

Только что устроились на новом месте, между женщинами из-за каких-то пустяков затеялась ссора, чуть до драки не дошло. Не мог старый бей добром сладить с ними. А ссора идет да идет. Не угодил старый бей Богу тем, что женщин распустил и сдержать не мог. Разгневался Аллах, наказал бея и его сына и заставил поучить непокорных. Поучили, да ненадолго, дальше еще хуже стало: брань, ссора, выговоры да попреки и драка.

Видит старый бей, что дело никуда не годится. Порешил он удалиться от греха и пошел в чистое поле, чтоб только не смотреть на беспорядки.

Аллах, видя, что из такого ничтожного предлога, как ссора женщин, разрушается  благосостояние  и согласие  правоверных, в гневе топнул ногой «в самый огонь» и сказал: «Не достойны вы пользоваться даром моим великим, который даже и врагов примиряет». И  на том самом месте, где был огонь, явилось озеро «Аллакъ». Женщины, видя гнев Всемогущего и пораженные страхом, окаменели.

Аллах дунул гневным дыханием своим и кошъ разнесло на мелкие пылинки. Даже следов громадного и богатого  коша  не осталось…».

(Можно предположить, что башкиры из уст в уста в течение многих столетий пересказывали момент падения метеорита на место, где сейчас озеро Аллаки. Отсюда и «огонь», «топнул ногой», внезапное появление озера, «Аллахъ» сотворил  озеро «Аллакъ» – Г.К.).

Когда старый бей решил вернуться в свой кош, то услышал страшный ураган. Оглянулся  и видит чудо: коша его, как не бывало, а на его месте бешено несутся волны. На почерневшем озере белая пена летит хлопьями, а по разным сторонам озера стоят два камня.

Присмотрелся бей к ним и узнал в одном из них, большем («Бей-Ташъ») – свою жену, а в другом, меньшем («Килен-Ташъ») – жену сына. До сих пор стоят они на противоположных берегах озера Аллаки…

Располагая такими сведениями, никак нельзя было не побывать на «Каменных палатках» самому.

После основательных сборов,  на редакционных «Жигулях» ездили на «Каменные палатки» 7 августа 2003 г. В составе «экипажа» были корреспонденты газеты «Красное знамя» Маргарита Еременко и Анастасия Богомолова.

«Палатки» действительно видны на большом расстоянии и со всех сторон. Примерно в 500-х метрах от них встретили шлагбаум, где дежурит парнишка лет 17, собирает со всех  (кроме жителей г. Касли и района) «пошлину» по 100 рублей за каждую проезжающую автомашину. В обычные дни бывает до 30 - 50 машин, в выходные дни – гораздо больше.

Невдалеке от «Палаток» устроены два деревянных туалета и два деревянных же ящика для мусора. Пляж естественный, с чистым песочком у берега, вода с зелеными мелкими водорослями. Но если водоросли «разогнать» руками, то вода чистая и прозрачная.

«Окультурили» пляж молодые инициативные ребята. Вокруг ни бутылок, ни бумаг … Сам не оставишь их на земле, коли рядом  чистый и регулярно освобождающийся от мусора ящик.

Осмотрел все камни «Палаток», сделал до десятка фотоснимков, но нигде не нашел «пещеры в камнях» с отверстием для дыма вверху. Не нашел и «каменного гриба с тонкой ножкой». То ли автор, описавший их в 1888 г., сильно преувеличивал, приняв за «пещеру» в изобилии имеющиеся здесь   каменные навесы и карнизы, то ли время и погода сделали свое дело …  Кстати, под карнизами и навесами действительно можно переждать дождь – настолько их много и настолько они значительны. В отдельных камнях есть узкие горизонтальные «пещеры», но они очень низкие и пролезть в них могут только ребятишки.

До нас еще приехали сюда отдыхать школьники Тюбукской школы № 3 во главе с учителями истории – Риммой Захаровной Хасановой и математики – Галиной Александровной Ивановой. Очень хотела, чтобы я записал ее фамилию ученица этой школы Евгения Карамышева, 12 лет. Как видишь, Женя, я это сделал.

Ребята помогли мне  среди большого количества  камней-исполинов найти на их стенах рисунки древних людей. Так ли это (правда ли, что это именно те рисунки) – сказать трудно. Они плохо различимы, но остатки рисунков плюс свое воображение  рисуют то, что видел в книгах, где приводятся схемы этих рисунков. Сделал несколько фотографий. Изображения не очень четкие, но получились. Римма Захаровна точно уверена, что лет 15-20 назад рисунки были видны гораздо лучше.

Последние 2 года я многим рассказывал приведенные выше легенды, и никто не мог припомнить хотя бы что-то схожее. Римма Захаровна хорошо знает «Палатки», нередко здесь бывает, но легенды тоже не слышала.

Совершенно независимо от меня, до того, как я рассказал ей содержание легенд, Римма Захаровна сообщила, что большой камень на берегу озера Аллаки, жители села Тюбук и деревни Красный Партизан испокон веков именуют «А-Бей-Ташъ», что в переводе означает «Женщина старшая по возрасту». Меньший камень  местные жители именуют как «Килен-Ташъ», то есть – «Сноха». Римма Захаровна – татарка и, с ее слов, эти названия передаются среди ее родственников и знакомых из одного поколения к другому. В таком виде через нее они дошли до нас.

Отзвуки легенды, рассказанные учителем истории Р.З. Хасановой, живут среди жителей села Тюбук и по сей день…

Еще рассказала Римма Захаровна вот что. Во время войны поля вокруг каменных палаток засевались картофелем. Ранней весной, когда есть было нечего, дети ходили на эти поля и собирали оставшуюся в земле мерзлую картошку. Порой приходилось ночевать в этих палатках. Ребята залезали в одну из узких «пещер» палаток, отверстия в ней заделывали соломой и так ночевали, а утром вновь собирали картошку…

Сегодня все школьники (более 20 человек) и оба учителя приехали сюда отдыхать на велосипедах. А сопровождает их родитель, мужчина одного из школьников на грузовой автомашине, на которой к месту отдыха доставлены дрова, 2 палатки, небольшая весельная лодка и русский самовар!

Нас, «газетчиков», всех угостили чаем, настоянном на траве. Хозяйка беспокоилась, что чай остыл, но зато он из настоящего русского самовара, с трубой для дыма и краником для налива чая в кружку.

На обратном пути обратили внимание совсем уж на «экзотическое» явление. По дороге с правой стороны на пути к «А – Бей – Ташъ» (в пределах дер. Красный Партизан) стоят небольшие полешки дров, возле них пацаны или девчушки. Остановились возле 7-8 летней девочки, сидящей на земле возле дров. У нее, сидящей всех дальше  от «А – Бей – Ташъ», можно приобрести полешко дров за 4 рубля. Чем ближе  к палаткам, тем стоимость дров возрастает  (до 5-7 рублей за полено).

На «Килен – Ташъ» побывать не удалось, что непременно хочу сделать позднее. Но со стороны «Бей-Ташъ» малые камни видно хорошо. Они расположены почти точно посредине противоположного берега озера «Аллаки».

Теперь трудно судить, как правильно именовать «Палатки», то ли «Бей – Ташъ», то ли «А – Бей – Ташъ»?