ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

М.Л.Халтурина (Еременко), г. Касли

«Штука долговекая…»

(О каслинской династии Торокиных)

 

В ноябре 2005 г. исполнилось 160 лет со дня рождения известного в Каслях лепщика-самоучки, литейщика Торокина Василия Федоровича. Потомки создателя «чугунной бабушки» продолжили литейное дело мастера в Каслях и бережно хранят память о нем, а за пределами нашего города о Василии Федоровиче вспоминают чаще всего в связи с именем уральского писателя Бажова Павла Петровича.

«В поисках героев Бажова…»

(Вместо предисловия)

В январе 2004 г. в Екатеринбурге культурная элита города и региона широко отмечала 125 лет со дня рождения Павла Бажова. Этой дате было посвящено не одно мероприятие, в т. ч., вручение литературной премии им. Бажова Павла Петровича и литературно-историческая конференция под названием «Творчество П. П. Бажова в меняющемся мире». Всегда очень жаль, что на подобных мероприятиях мы, жители уральской провинции, нечастые  гости, а ведь нам тоже есть, чем поделиться, о чем рассказать…

Профессора Уральского Государственного университета говорили о трансформации образа Мастера в советской литературе 30-х гг., об основных мотивах в сказах писателя и об издательской деятельности Бажова П.П., который любил говорить: «Я одним боком принадлежу к литературе, а другим — к редактуре…» И совсем не любил Бажов П.П. людей, которые спекулировали на жизненном опыте, не терпел уральского местничества: «Найдут медведя там, где и кроты давно вымерли…»

Были очень компетентные доклады от людей, непосредственно знавших Павла Петровича. Например, Рождественской Е.Л., краеведа из Перми.

Одним из наиболее интересных моментов конференции стал доклад  научного сотрудника Института истории и археологии Уральского отделения  РАН Гаврилова Д.В. Тема доклада звучала просто: «Бажов — как историк». Дмитрий Васильевич подчеркнул, что, прежде чем говорить о символах и образах бажовского творчества, важно вспомнить, что героями его сказов были реальные люди.

Бажов с точностью описывает Каслин-ский завод, развитие городов Златоуст, Полевской, Сысерть. У нас до сих пор все-таки очень мало пишется об Урале и его рабочих людях, - отметил Гаврилов Д.В., — А у Бажова  его Иванко-Крылатко  это  реальный златоустовский мастер Иван Бушуев, и в сказе «Чугунная бабушка», созданном в 1943 г., описан каслинский скульптор-самородок Василий Торокин…

Я очень признательна Дмитрию Васильевичу за его память о Каслях, о Торокине. Свое «спасибо» я сказала ему чуть позднее, когда мы уже познакомились и разговорились…

—Так вы из Каслей? А что о Торокине знаете? Вы не родственники? - засыпал меня вопросами  Дмитрий Васильевич.

Да, действительно, он почти угадал, Торокин Владимир Михайлович, которого я считаю своим дедушкой, действительно, внук каслинского мастера Торокина Василия Федоровича.

«В числе прочих литейщиков…»

«…Ну, вот. В числе прочих литейщиков был в те годы Торокин Василий Федорыч. В пожилых считался. Дядей Васей в литейном  звали.

Этот дядя Вася с малых лет на формовке работал и, видимо, талант к этому делу имел. Даром, что неграмотный, а лучше всех доводил. Самые тонкие работы ему доверяли.

За свою-то жизнь дядя Вася не одну тысячу отливок сделал…» — пишет Бажов Павел Петрович в своем сказе «Чугунная бабушка».

С 1936 г. в возрасте 57-лет Бажов начинает работать над сказами. Как раз в эти годы (20-30-е гг. ХХ в.) Бажов побывал в Челябинске, Перми, Златоусте, Нижнем Тагиле, Каслях… О приезде в  июне 1925 г. Павла Петровича на Каслинский завод сохранилась публикация Бажова в журнале «Товарищ Терентий» № 12 за 1925 г. («Путевые заметки из поездки на Каслинский завод»), а также ее перепечатка в газете «Красное знамя» г. Касли уже спустя много лет, которая так и называлась — «Из поездки в Каслинский завод» (18 сентября 1971 г.). Кроме того, в 1935 г. в журнале «Наши достижения» № 5-6 (май-июнь 1935 г., стр.189-209), издававшемся под редакцией Максима Горького, публикуется интереснейший очерк журналиста Н. Добычина, побывавшего на Каслинском заводе, очевидно, по поручению М. Горького и в связи с «Открытым письмом старых мастеров цеха художественного литья Максиму Горькому» («Каслинский рабочий», № 1, 1 января 1935 г.). В письме старых мастеров Торокина М.В., Хорошенина С.С., Мочалина А.С., Столбикова И.Н., Игнатова Н.М., Долганина В.П., Зацепина М.И., Теплякова И.М., Козлова А.И., Теплякова П.М., Мочалина И.С., Самолина С.Ф. говорилось о том, что на тот период (1935 г.) при развитии производства чугунного литья, на Каслинском заводе не хватает качественных моделей…  Наверное, стоит сказать и о том, что, скорее всего, инициатива написания «Открытого письма…» исходила не от самих рабочих.

И, тем не менее, очерк Добычин написал хороший — раскрыл в нем и характер Торокиных, рассказал о тонкостях производства, поведал и историю Василия Торокина, очевидно, услышанную из уст сына мастера — Михаила Торокина. Повествование Добычина отличается документальной точностью. поэтому, у нас есть все основания предполагать, что именно факты из этого очерка легли в основу сказа Бажова П.П. «Чугунная бабушка».

К 60-летнему юбилею Бажова П.П., в январе 1939 г., свердловское книжное издательство выпустило первый сборник сказов «Малахитовая шкатулка». В него вошло 14 сказов и очерк «У караулки на Думной горе». Рудознатцы, старатели, углежоги, камнерезы, литейщики оживают на страницах книги. Именно «Малахитовая шкатулка» стала главным творением Бажова П.П., над которым он работал всю жизнь. Именно эта книга сделала писателя знаменитым. Возможно,  благодаря  поездке на каслинский завод в 1925 г. Павел Петрович получил возможность более глубокого знакомства с историей нашего города и с мастерами. Судьба одного из них, Василия Торокина,  и стала основой одного из самых увлекательных  сказов Бажова «Чугунная бабушка». О чем же этот сказ? О простом каслинском литейщике — дяде Васе Торокине. О его стремлении внести  свой вклад в развитие каслинского промысла. О том, что судьба любого одаренного человека зачастую трагична, но мастерство остается и делает творение смертного человека долговечным.

Литейщик — профессия древняя и уважаемая, сложная и зачастую опасная. Торокин Василий Федорович — один из тех, кто прославил эту профессию и город Касли.

Археологи доказали, что литейное дело процветало уже за пять тысяч лет до нашей эры. Не так много имен известных литейщиков сохранилось с тех пор, но все же среди них неизменно присутствует имя Торокина Василия Федоровича (1845-1912). Мастер-самородок родился в семье крестьянина. Попав на завод в 14 лет, он, как и все ученики, вначале занимался выборкой чугуна из шлака — работой, которая всегда в Каслях считалась самой черной, и была обязательной ступенью к высотам литейного мастерства. В архивных документах есть сведения о том, что к 1897 г. он находился «в работе 30 лет». Став литейщиком на каслинском заводе, он готовил формовочные пески, глину, которая шла для обмазки литейных ковшей. Затем В. Торокин — ученик мастера-формовщика. Овладев искусством формовки, Торокин В.Ф. переходит на работу мастера. Первые годы самостоятельной работы отмечены для Василия Федоровича глубоким проникновением в самые сокровенные тайны литейного искусства. Его работы этих лет остались в памяти современников как отличающиеся необычайным артистизмом формовки. Торокин Василий Федорович вписал в историю уральской художественной скульптуры одну из самых ее замечательных страниц. Имя его не может исчезнуть бесследно и в общем развитии русского искусства XIX в..

В сказе Бажова П.П. «Чугунная бабушка» жизнь скульптора-самородка получила достойное ее глубокое художественное осмысление. Неоценимую роль в жизни Торокина сыграла заводская художественная школа, устроенная М. Канаевым и продолжавшая свою работу при Н. Бахе. Советы и руководство скульпторов, имевших хорошую профессиональную культуру, помогли глубже усвоить и оценить то, что интуитивно улавливалось на практике за формовкой чугунных произведений и складывалось из жизненных наблюдений. В школе Торокин В.Ф.  получил первые навыки в лепке, он почувствовал здесь ни с чем несравнимое счастье творчества.

Здесь же, в художественной школе, обнаружили свой талант и Тарасов К.Д., Самойлин Ф.М., Широков И.О., Ахлюстин П.Ф.,  Мочалин Н.Я. Среди них и «человек возрастной», как пишет Бажов, Василий Торокин.

«Против наших каслинских мастеров по фигурному литью никто выстоять не мог. Сколько заводов кругом, а ни один вровень не поставишь», — говорит в своем сказе о чугунной бабушке Бажов Павел Петрович. И продолжает: «Фигурки (т.е. модели — прим. М.Х.), по коим литье велось,  не все заводские художники готовили. Больше того, их со стороны привозили. Которое, как говорится,  из столицы, которое — из-за границы, а то и просто с толчка. Ну, мало ли, — приглянется заводским барам какая вещичка, они и посылают ее в Касли с наказом: отлейте по этому образцу, к такому-то сроку.

Заводские мастера отольют, а сами про всякую отливку посудачат».

«Глина некупленая и руки свои…»

Вот и Торокин Василий Федорович со своей «думкой, чтобы понятное показать…стал захаживать по вечерам в мастерскую… Формовочное дело, известно, с лепкой-то по соседству живет: тоже приметливого глаза да ловких пальцев требует. Поглядел дядя Вася на занятия да и думает про себя: «А ну-ко, попробую сам». Однако, не так-то просто Василию Федоровичу пришлось воплощать свою мечту.

Следующим важным шагом от повседневной формовки к созданию оригинальных скульптурных произведений послужила для Василия Торокина работа по уменьшению (редуцированию) сложных композиций Е. Лансере «Прощание казака с казачкой» («Отъезд казака»), «Джигитовка лезгин» («Малая джигитовка») и П. Клодта «Кони на воле»(«Лошади на воле»). Здесь уже недостаточно было только умело «набить» форму, мастерски отформовать модель — надо было вылепить модель, имея перед собой, как натуру, готовое художественное произведение. Большая часть самостоятельных работ была выполнена в 80-90-х г., потому что уже в 1896 г. в официальных документах Торокина называют «лепщиком-самоучкой».       

Согласно документам, хранящимся в Каслинском историко-художественном музее, в 1908 г.  «лепщик-самоучка, формовщик Торокин В.Ф.» имел специальную пенсию от АО «Кыштымские горные заводы» в размере 60 рублей. Это было для 63-летнего мастера неплохим подспорьем, так как зарплату на своем заводе он не получал с 1904 г.

Лепить дядя Вася Торокин начинает тайком от заводского начальства и своих четырех детей. Ночью, когда родные укладывались спать, и в полутемной избе с лучиной становилось тихо, мастер отдавался любимому делу.

«—Так и так… Придумал свой образец для отливки сготовить.

Жена сомневалась:

—Барское, поди-ко, это дело. Они к тому ученые, а ты что?

—Вот то-то, — отвечает, — и горе, что бары придумывают непонятное, а мне охота простое показать. Самое, значит, житейское. Скажем, бабку Анисью  вылепить, как она прядет. Видела?

—Что ж, — говорит, — старушка стоящая. Век прожила,  худого о ней никто не скажет. Работящая, характером уветливая, на разговор не скупая. Только примут ли на заводе?

—Это, — отвечает, — полбеды, потому — глина некупленая и руки свои».

 Он лепил спичечницу «Старуха с прялкой». Сюжет простой: старушка сидит на скамейке, перед нею прялка, правой рукой она крутит небольшое веретено, левой сучит нитку. Одета бабка Анисья — родом  она сама из Бескресновых, что по соседству с Торокиными жили —  бедно, но чисто и опрятно. До этой работы в каслинском художественном чугунном литье не было ни одной скульптуры, которая бы так рассказывала о жизни простого человека из народа. Образ старушки-пряхи лишен и условной красивости, и ненужного слезливого сочувствия. Он правдив и даже несколько суров. Выразительной силой отличается голова пряхи. Само лицо говорит о безрадостной жизни, не обласканной и не согретой счастьем.

Но вернемся к истории Василия Торокина, которая неразрывно связана с Каслинским заводом. Вслед за «Старухой с прялкой» Торокин В.Ф.  выполняет еще несколько работ, близких к ней по своему содержанию: «Углевоз», «Крестьянин на пашне».

Проведший ранние детские годы в крестьянской семье, Торокин В. Ф. прекрасно знал трудовую жизнь. В отличие от других работ («Старуха с прялкой», «Углевоз»), произведение «Крестьянин на пашне» не имеет определенного практического назначения. Это не чернильница, не пепельница, не шкатулка, а вполне самостоятельное, завершенное во всех отношениях художественное произведение. Работа появилась в заводском прейскуранте раньше, чем скульптура Соловьевой «Граф Толстой пашет». Сюжет «Крестьянина на пашне» отличается жизненной простотой, которая всегда возникает у художника, до мельчайших деталей знающего предмет своего искусства.

…Край крестьянского поля. Две худые лошаденки, напрягая силы, выгнув спины, тащат плуг. За ним идет крестьянин-пахарь. В его фигуре скульптору удалось передать чувство тяжелой, поистине чугунной усталости. Тема непосильного, подневольного труда получила в этой работе конкретно-образное выражение. Плечи пахаря согнуты, фигура ссутулилась. Удачно найдено автором и положение натруженных рук: они устало лежат на рукоятке плуга. Выразительно передана поступь крестьянина — он идет медленно, с трудом передвигая ноги по мягкой вспаханной земле. Думается, что вполне закономерно этой работе  присуща некоторая угловатость и недостаточная плавность моделировки. Значительно свободнее выполнена лошадка. Работая над ней, Василий Федорович продолжал совершенствовать мастерство, хорошо усвоенное в школе формовки и во время копирования произведений П. Клодта и Е. Лансере.

Близка к этой работе и коробочка «Углевоз». Характерно само обращение Торокина к этой теме, как типичной для уральской заводской жизни. Великолепно вылеплена лошаденка, везущая по укатанной зимней дороге сани, но старик-возчик, как отмечают искусствоведы,  несколько игрушечно статичен.

Еще одну тему каслинской жизни раскрывают две статуэтки Торокина В.Ф. — «Литейщики за работой». Разглядывая их, думаешь о том, что скульптор хотел, как можно полнее рассказать о любимой работе. На специальном столе разложен нехитрый инструмент мастера, стоит круглая опока. Над нею склонился формовщик, который чуть дотрагивается до нее левой рукой, так же легко он касается ее специальным инструментом, держа его в правой руке. Лицо мастера сосредоточено, он весь поглощен работой. Торокин В.Ф. прекрасно нашел движение рук литейщика, раскрывая через жест его отношение к труду. В этом жесте весь человек: в нем и точность, приобретенная долголетним опытом, и осторожность мастера, знающего цену каждому, пусть секундному, прикосновению инструмента к форме. Этот жест заставляет почувствовать настороженное ожидание, связанное с рождением произведения искусства. Но вместе с тем в этих работах все обыденно. Отсюда — тщательное внимание к передаче рабочего места, инструментам, подсобным материалам.

Статуэтки отличаются любовной отделкой, которая проскальзывает даже в мельчайших деталях, замечаемых только при длительном и тщательном рассмотрении скульптуры: на столе намечены слои дерева, из которого он сделан, у литейщика проработаны отдельные волоски в бороде, завязки на фартуке и т. д. Эти правдивые мелочи придают работам особую достоверность. Стоит сказать, что 16 работ Торокина В.Ф. уже в 1913 г. вошли в «Каталог изделий художественного литья» (см. приложение).

«Вот что, Торокин…»

«Так и пошла торокинская бабка по свету гулять. Сам дядя Вася ее формовал и отливал. И, понимаешь, оказалась ходким товаром. Против других-то заводских поделок ее вовсе бойко разбирать стали. Дядя Вася перестал в работе таиться. Придет из литейной и при всех с глиной вожгается…

На дядю Васю глядя, другие заводские мастера осмелели — тоже принялись лепить да резать, кому что любо…

Радуются все. Торокинскую бабку добром поминают:

—Это она нам всем дорожку показала.

Только недолго так-то было. Вдруг полный поворот вышел. Вызвал управляющий (Карпинский П.М.— прим. М.х.) дядю Васю и говорит:

—Вот что, Торокин… Считаю я тебя самолучшим мастером, потому от работы в заводе не отказываю. Только больше лепить не смей. Оконфузил ты меня своей моделькой».

Дело в том, что в это время Каслинский завод входил в Акционерное общество Кыштымских горных заводов наследниц купца Расторгуева, а одна из представительниц этой династии, увидев работу Торокина В.Ф., стала, как пишет Бажов, «пустяковину молоть».

По недогляду, дескать, та отливка прошла. Ничем эта старушка не замечательна.

Понятно, что после таких слов отношение к мастеру у руководства завода было соответствующее:

«—Ты, Торокин, лишних слов не говори! Велено мне тебя в первую голову с завода вышвырнуть. Так и в бумаге написано. Только семью твою жалеючи оставляю.

—Коли так, — отвечает дядя Вася. — Могу и сам уйти. Прокормлюсь  как-нибудь на стороне». 

И, действительно, согласно документам, хранящимся в каслинском историко-художественном музее, последние 10 лет жизни скульптор творчески не работал, жил в неизвестности и нищете. Умер Торокин Василий Федорович 19(6) октября 1912 г. Похоронен на каслинском мемориальном кладбище, которое по праву считается  уникальным. Здесь покоятся известные каслинские скульпторы Канаев, Бах, Клодт, Чиркин, Гилев…  Сегодня на могиле Торокина В.Ф.  возвышается бюст, созданный в 1982 г. каслинским скульптором Чиркиным Александром Васильевичем. Бородатый старик в картузе, косоворотке и рабочем фартуке, разглядывает свою статуэтку «Пряха»(«Старуха с прялкой»), которую держит перед собой на сомкнутых ладонях…

Печально, что в настоящее время могила известнейшего скульптора-самоучки Торокина В.Ф. осквернена: у кого-то поднялась рука снять литую плиту и отковырять отлитые буквы с пророческими словами Бажова. Утешает мысль, что камни у нас пока еще не воруют: у могилы на каменной табличке еще можно с трудом, правда, разобрать слова: «Работа - она штука долговекая. Человек умрет, а дело его останется».

у мастера Торокина Василия Федоровича и его супруги Татьяны Дмитриевны (1848 — 1922) (из девушек — Теплякова) было четверо детей: Анна Васильевна (1868 — ?) (по мужу — Конюхова), Михаил Васильевич(1881 — 1941), Сергей Васильевич (1884 — ?) и дочь Торокина Мария Васильевна (1888 — ?).

На фотографии 1899 г. запечатлены все литейщики Каслинского завода как раз в период подготовки к Парижской Всемирной выставке. На снимке— бородатые и безусые, старые и молодые, суровые и улыбчивые каслинские мастера позируют фотографу с изделиями чугунного литья в руках. Чувствуется, что в данный момент для них главное — показать, прежде всего, эту вещь, а не самого себя. Вот такая природная скромность… Можно увидеть сидящего в центре Василия Торокина, держащего скульптуру Иисуса Христа. Среди заводских литейщиков можно найти и двух сыновей Торокина — 18-летнего Михаила с чугунной собакой пойнтер и 15-летнего Сергея.

Сергей в то время служил в заводской конторе в качестве рассыльного, а Михаил уже тогда трудился на заводе под присмотром отца. 

— Когда мы с отцом однажды рассматривали фотографию 1899 г., то оба пришли к мысли, что молодой Михаил Торокин в те годы — это практически одно лицо с его будущим сыном — Владимиром Михайловичем, а Сергей в отрочестве — копия старшего сына Николая Михайловича, — говорит внук Михаила Торокина — Торокин Александр Николаевич. — Впоследствии, конечно, сыновья немного изменились, но у всех Торокиных очень много общего. Например, знаменитый торокинский нос…

Заводская династия

Судьба Торокина Сергея Васильевича сложилась довольно неожиданно для представителя заводской династии литейщиков.

У Торокина Александра Николаевича сохранилось его фотография 1904 г. В этот период он все еще служил в конторе завода. В 1905 г. Сергей стал членом каслинского отделения партии РСДРП, одним из «комитетчиков». Став участником революционной маевки, он был арестован. Возможно, среди инициаторов этого выступления был и известный каслинский революционер Захаров И.М. Этот эпизод общественно-политической жизни нашего города хорошо описан в свое время Репиным М.Е. За  участие в этом мероприятии Торокин С.В. был осужден, сослан и после ссылки в Касли уже не вернулся, обосновался в Челябинске. Его дочери — Алевтина и Софья — поддерживали связь с младшим племянником Торокиным Владимиром Михайловичем, общались, ездили друг к другу в гости.    

Дело скульптора-самоучки Торокина Василия Федоровича продолжил сын — Торокин Михаил Васильевич (7.10. 1881 — 14.01.1941), которого по праву можно назвать его учеником и преемником. В трудовой книжке, хранящейся в архиве Каслинского машиностроительного завода, есть запись, что на завод Михаил Торокин пришел в 1893 г. и до последних дней оставался верен делу семьи, имея три класса образования и работая формовщиком с 1894 г. Известно, что совместно с Самойлиным Ф.М. Михаил Торокин формовал скульптуру «В.И. Ленин в полный рост». Как представитель заводской династии литейщиков стал одним из героев книги Ал. Радина «Каслинские мастера» (Радин А. Каслинские мастера. Челябгиз, 1936 г. Челябинск).

Жизнь Михаила, как, впрочем, и всех Торокиных, нельзя назвать легкой. Его первая жена Захарова Зоя Александровна (1883 26.05.1916) умерла, оставив мужу шестерых детей — Василия (30.06.1903 —26.01.1927), Анну, по мужу — Седова, (3.02.1905 — 18.11. 1986), Веру, по мужу — Трубецкая, (30.09.1906 — 27.08.1987), Николая (17.02.1908 — 19.10.1990), Евдокию, по мужу — Дайбова, (?.08.1909 — ?.-1983) и Алексея (30.03.1911 — 2.06.1987).

В семейном архиве Торокина А. Н. хранится последний снимок всей семьи Михаила Васильевича и Зои Александровны, сделанный 14 января 1916 г. 25 мая этого же года Зоя Александровна умерла, а 35-летний Михаил остался с малолетними детьми на руках и 68-летней матерью… Однако, вкоре встретил Михаил молодую женщину, которая стала его второй супругой, а детям постаралась заменить родную мать. Незамужней Тараториной Марии Петровне (?. 06. 1884 — 11.01.1968) было в ту пору уже больше тридцати лет. Характер у нее был покладистый. знавшие Марию вспоминают ее только добрым словом, отмечая ее услужливость, заботу и большую любовь к детям. Неудивительно, что все дети Михаила Торокина до последних дней звали её «мамой», заботились о ней, помогали, кто чем мог. Например, Алексей, сделав себе военную карьеру и став подполковником, регулярно высылал маме из Москвы деньги…

После смерти мужа Мария Петровна жила со своим сыном — Владимиром Михайловичем — единственным общим ребенком с Михаилом Торокиным, седьмым в семье, родившимся в 1924 г.

«Познай дело до тонкостей!»

Второй сын Михаила Васильевича — Николай (4.02.1908 — 19.10.1990) — в 1923 г., окончив 7 классов, поступил в фабрично-заводское училище при Каслинском чугунолитейном заводе, чтобы, как отец и дедушка, стать формовщиком художественного литья. На вопрос: «Почему выбрал эту профессию?» Николай Михайлович отвечал так:

—Формовщиком на заводе трудился мой отец. Рассказы о его работе увлекли меня. Решил продолжить его дело…(М. Беляев. Партии рядовой // «Красное знамя».1982. № 127 (4483). С. 2.)

Три года учебы в ФЗУ (1923 — 1926) пролетели незаметно. И вот мечта сбылась: диплом об окончании училища на руках. Николая Торокина ждала работа машиниста электроцеха.

На первых порах трудился под присмотром отца. «Познай дело до тонкостей. Будь трудолюбивым, уважительным к старшим», — не раз напутствовал отец сына. В своем очерке о Николае Торокине-младшем, М. Беляев пишет, что Николай в труде был прилежен, любознателен, приметлив к опыту старших. Кроме того, стоит сказать, что Михаил Торокин преподавал в ФЗУ, и, соответственно, учил и своего сына. Сохранился аттестат Николая Торокина, полученный им в 1925 г., на котором, в числе прочих подписей, стоит и подпись отца.

Николай Торокин вступает в комсомол, принимает активное участие в комсомольской жизни. Понятно, что это не осталось незамеченным руководством завода и партийной организацией. В 1927 г. Торокина Н.М. принимают в ряды КПСС.

Между тем завод технически перевооружался, требовались высококвалифицированные специалисты. Летом 1928 г. по путевке заводской партийной и комсомольской организаций Николай Торокин был направлен на учебу в Свердловский металлургический техникум (1928 — 1932).

— Нас, новичков, легко можно было отличить от старшеклассников. Те носили форменную одежду. Но тягой к знаниям мы больше радовали маститых учителей, — вспоминает Николай Торокин.

Наступил 1932 год. Торокин успешно защищает дипломную работу по специальности «Техник-литейщик» и, словно на крыльях, спешит в родные Касли. Еще бы — сын простого рабочего стал дипломированным специалистом и его ждет работа техника-литейщика в литейном цехе! После двухгодичной срочной службы в рядах Красной армии Торокин Н.М. вернулся в литейный цех уже техником-технологом.

Вскоре — с мая 1937 г. — Николая назначили начальником художественного, а затем и литейного цеха, затем, с января 1939 г., начальником отдела технического контроля.

—Работа была ответственная — обеспечить качество продукции. Святая обязанность — выполнить производственный план, внедрить в цехе механизацию, улучшить технологию, — рассказывал Николай Михайлович. Однако за месяц до рождения дочери Торокин Н. М. вновь был мобилизован на сверхсрочную службу в РККА.

С первых дней Великой Отечественной войны Торокин Н.М. находился на фронте. Служил в частях связи. Вернулся домой в звании капитана. По возвращении на завод стал заместителем, позже — начальником литейного цеха. С января 1948 г. по сентябрь 1949 г. Торокин Н.М. был заместителем председателя райисполкома, а с октября 1952 г. по сентябрь 1953 г. (а также в 1955 — 1956 гг.) работал в Китае. Перед пенсией Николай Михайлович был заместителем начальника отдела технического контроля.

Вспоминал, как в Китае при освоении литья его поразило качество литейного чугуна, отливки из которого имели идеальную гладкую и чистую поверхность. «Как серебряное пасхальное яйцо», - говорил он.

В 1963 г. ветерана труда и войны тепло проводили на заслуженный отдых, но Николай Михайлович дома не сидел, активно  участвовал  в  работе городского комитета народного контроля. В 1982 г. Торокину Н.М. в торжественной обстановке вручен памятный знак «50 лет пребывания в КПСС».

Много лет Николай Торокин со своей супругой Антониной Федоровной, (урожденная Самойлина), дочерью Самойлина Ф.М (8.02.1868 — 23.05.1951) и детьми —Александром и Маргаритой — жили в доме по улице Луначарского, 18. Умер Торокин Николай Михайлович 19 октября 1990 г.

Один из четырех

В каслинском историко-художественном музее хранятся фотографии, которые свидетельствуют о том, что именно с Торокиным  Николаем Михайловичем скульптор Чиркин Александр Васильевич в июле-августе 1985 г. в своей мастерской обсуждал варианты создания памятника Василию Торокину. 31 мая 1988 г. вышло распоряжение исполкома  «Об увековечивании  памяти скульптора-самоучки Торокина В.Ф.», в эти же годы на кладбище был установлен памятник мастера (автор Чиркин А. В.).

Однако Николай Торокин был только одним  из  четырех  сыновей Михаила Торокина.

Мой дедушка — Торокин Владимир Михайлович (27.07.1924 — 20.11.1994) младший сын Торокина Михаила Васильевича — тоже по праву принадлежит к заводской династии литейщиков Торокиных. Закончив пять классов и школу ФЗУ, в марте 1941 г. он поступил работать в литейный цех Каслинского завода формовщиком, осенью 1942 г. ушел в ряды Красной армии и уже в декабре попал на Калининский фронт в 22 стрелковый полк. В первом же сражении в марте 1943 г. был  тяжело ранен: левое плечо, голень, спина… Восемь месяцев отлежал в госпитале. С фронта Владимир Торокин приехал инвалидом второй группы. В военном билете дедушки в графе «Основная гражданская специальность» значится — «формовщик художественного литья»…

Когда Володя оправился после болезни в апреле 1944 г., то пришел в 16-й цех работать формовщиком художественного литья, а затем контролером и контрольным мастером в литейный цех, — вспоминает вторая жена Торокина В. М., моя бабушка, Торокина  Нина Максимилиановна.

Работая на каслинском заводе, дедушке довелось так же, как некогда заводскому рабочему Василию Торокину, пройти все ступени производства: поработать обрубщиком, формовщиком, контролером, мастером… Владимир Михайлович работал во многих цехах завода, в частности, и на участке формовки. На пенсию пошел в 50 лет, так как долгое время трудился и на одном из самых вредных участков литейного   производства — «на обрубке».

Когда создавалась книга «Каслинские мастера», её автор  Алексей Радин с горечью отмечал, что, мол, не осталось в Каслях настоящих продолжателей дела Василия Торокина: «Один сын Торокина Михаила Васильевича пересел в кабину самолета, второй учится на командира Красной армии, а третий, Володя, увлекается музыкой и мечтает о путях старших братьев».

Понятно, что имел в виду писатель. Дело в том, что первый сын Торокина Михаила Васильевича — Василий (который тоже работал в заводской конторе, так как по состоянию здоровья — болезнь легких — не мог работать на литейном производстве) умер в возрасте 24-х лет, оставив дочку. Алексей, как мы уже говорили выше, стал военным летчиком. Николай, к периоду написания книги, был на срочной военной службе в  Куйбышеве и Свердловске. а самый младший внук скульптора-самородка — Владимир — действительно, через всю свою жизнь пронес увлечение духовыми инструментами.

С ранней молодости мой дедушка был активным участником клубной самодеятельности, играл в городском духовом оркестре, что, между прочим, не мешало ему работать непосредственно на литейном производстве, заниматься формовкой и обрубкой изделий из чугуна. Хотя, как мы знаем, труд литейщика отражается, прежде всего, на легких. Слава Богу, у деда с этим было все в порядке! Как, впрочем, и с чувством юмора, который отмечали все, кто знал дедушку. Он мог часами рассказывать реальные истории из своей жизни, слушая  которые хохотала вся семья. но совсем не любил вспоминать о своем участии в войне, и никогда, без особой нужды, не говорил о своем происхождении. Работать на заводе было для него так же естественно, как играть в любимом духовом, и, наверное, если бы его спросили, почему он пошел по стопам отца, дед очень бы удивился…   

В самом начале, в предисловии, я уже отмечала, что Торокин Владимир Михайлович— тот, кого я считаю своим дедушкой. Он — не родной мне по крови, но тот человек, которого я всю свою сознательную жизнь считала родным дедом. От его второго  брака с моей бабушкой — Ниной Максимилиановной, урожденной Потопаевой, его официальной женой — детей не было. Наверное, поэтому мне с братом — неродным внукам — досталась вся, нерасстраченная на родных детей, любовь деда.  

Родные дети Торокина Владимира Михайловича — от первой супруги Валентины — живут теперь уже в другом государстве, на Украине, в Донецкой области, в городе Макеевка. Сын Павел и дочка Эда всегда стремились найти какие-либо контакты с отцом.

В 1993 г. дед получил и впервые ответил на теплые, проникновенные письма детей. Возможно, всему виной взрывной характер Торокиных…  Недаром в Словаре русского языка слово «торока» определяется как «ремни у задней луки седла для привязывания чего-либо» (что свидетельствует о том, что, вероятно, самые первые Торокины были шорниками). А по словарю В. Даля «торок» означает  «ветер, взрыв». В старину существовала даже такая пословица: «Налетел торок — пошлет Бог морок», то есть: налетел ветер — жди мрака, тучу.

В любом случае, одним из тех, кого можно отнести к непосредственным потомкам заводского мастера Василия Торокина, является его правнук Торокин Павел Владимирович (1949). Вот что пишет о нем его супруга — Торокина Любовь Петровна: «О Павлике. Павлик мой, конечно же, самый красивый на белом свете мужчина, рослый, крупный, очень спокойный, мягкий, доброжелательный. Все окружающие очень любят его… Был он на Чернобыле в 1988 г., 31 выезд на станцию, но льгот особых нет — III категория, на пять лет раньше пойдет на пенсию и все».

Павел получил высшее образование, много лет проработал главным механиком АТП в Макеевке. Теперь у него растет внучка Александра от единственной дочери Оксаны.

У Эды — дочери Торокина Владимира Михайловича — двое детей: сын Олег Торокин, который решил связать свою жизнь с военной службой, и дочь Ирина.

Современные потомки Торокина

—Мой отец сердился, когда узнал, что я выбрал в качестве профессии науку — химию, — рассказывает внук Торокина Михаила Васильевича и правнук знаменитого Василия Торокина — Торокин Александр Николаевич (23.04.1935).

После окончания  Уральского политехнического университета Александр Николаевич 45 лет проработал в научно-исследовательском институте — «Унихим» — г. Екатеринбурга. Теперь он живет в Каслях, воспитывает сына Артема (3.06.1997), который является праправнуком знаменитого скульптора. Сам Александр Николаевич с увлечением занимается историей завода и рода Торокиных. Именно благодаря его деятельной помощи во многом и состоялась эта статья. Кроме того, как специалист в области химии, он утверждает:

Анализ архивных документов XІX и XX вв. показывает, что можно возродить мировую славу каслинского художественного литья, так как основное требование и условие этого зависит от качества и состава литейного чугуна, который выплавлялся в XІX в. из местных рудников бурого железняка. Поэтому, не требуется «изобретать велосипед», а следует использовать эти руды сегодня, благо, они не трогались с начала XX в., а ждут умного хозяина и ювелирного труда мастеров художественного литья, — убежден Торокин Александр Николаевич.

Если говорить о современных потомках рода Торокиных, то, безусловно, стоит сказать о сыне и внуке Торокина Алексея Михайловича — Анатолии Алексеевиче (1938), который окончил военную академию, дослужился до полковника, и Алексее Анатольевиче (1968). Оба они изменили профессии литейщика, выбрав военные специальности. Между тем, Алексей, живущий в настоящее время в Москве, является прямым праправнуком автора «Чугунной бабушки». Как, впрочем, и правнук знаменитого скульптора на Украине в Донецкой области — Торокин Павел Владимирович (1949).  

Скажу честно, несмотря на то, что я имею косвенное отношение к роду Торокиных, мое сердце наполнилось гордостью за свою семью, когда Торокин Александр Николаевич показал мне несколько толстых, аккуратно оформленных альбомов с редкими фотографиями середины и конца XIX столетия. У каждого снимка, понятно, своя история, которую готов рассказать Александр Торокин. Кроме того, в гостях у Торокина А. Н. я впервые в жизни увидела генеалогическое древо рода Торокиных аж до седьмого колена!

Согласно документам, касающимся раскольников, живших в Екатеринбурге в начале XVІІ в., получается, что первый Торокин прибыл на Урал «из Московии, Котельной слободы, от роду 65 лет, сын посадского…». Попал Торокин этот Ларион Васильевич в перечень раскольников, очевидно, из-за веры — их тогда особо учитывали, — считает Торокин Александр Николаевич. Согласно его исследованиям, в 1748 г., потомки московского раскольника Торокина оказались на каслинском заводе. Это можно проследить и по переписи «Обывательских строений Каслинского завода», составленной первым владельцем завода Яковом Коробковым.

Судя по всему, Торокины являются одними из самых первых каслинцев, появившихся в Каслях в одно время с заводом. И, наверное, не стоит говорить о том, что исчезла или прервалась династия Торокиных. Пусть не все из них стали литейщиками, но все — от детей Василия Торокина до его правнуков и праправнуков — сохранили интерес к своим корням, к своей родословной, любят каслинское художественное литье и бережно хранят историю своей семьи.    

«…Полсотни годов прошло, как ушел из жизни с большой обидой неграмотный художник Торокин Василий Федорыч, а работа его и теперь живет. В разных странах на письменных столах и музейных полках сидит себе чугунная бабушка, сухонькими пальцами нитку подкручивает, а сама маленько на улыбе — вот-вот ласковое слово скажет...

Работа — она штука долговекая. Человек умрет, а дело его останется. Вот ты и смекай, как жить-то».

 

Приложения. 

Прейскурант 1913 года:

Х5 — Тарель ажурная «Дубовые листья» (раб. В. Ф. Торокина).  Ф10 — Спичечница «Старуха с прялкой» (раб. В.Ф. Торокина).  Ф12 — Тарель «Ажурная»  («Дубовые листья») (раб. В.Ф.Торокина). У72 — Статуэтка «Ермак — покоритель Сибири» (уменьшенная копия У13 — авт. Забелло). У73 — «Киргиз на лошади» (уменьшенная копия У19 — авт. Обер). У74 — «Крестьянка с граблями на лошади» (уменьшенная копия У 25 — авт. Либерих). У76статуэтка «Литейщик на работе(стоит)» (раб. В. Ф.Торокина). У82 — «Башкир верхом» (раб. В. Ф.Торокина).  У80 — «Литейщик на работе» (сидит) (раб. В.Ф.Торокина).  К9пепельница «Лист дубовый» (раб. В.Ф.Торокина).  Д8коробочка «Углевоз» (раб. В.Ф.Торокина).  В22скульптурная группа «Лошади на воле» (уменьшенная копия В5 — авт. барон Клодт).  В18 — «Отъезд казака» (уменьшенная копия В17 — авт. Е.А.Лансере).  В23 — «Поездка кулака на праздник» (раб. В.Ф.Торокина).  В21 — «Крестьянин на пашне» (раб. В.Ф.Торокина).  В19 — «Джигитовка лезгин» (уменьшенная копия В3 — авт. Е.А.Лансере).

Дополнительная литература:

1. Бажов П.П. Из поездки на Каслинский завод. Газ. «Красное знамя» (г.Касли) за 18 сентября 1971 г.  2. Бажовские лауреаты.  Екатеринбург. Издательский дом «ПАКРУС», 2004. —(Серия «Урал.XX век»).  3. Беляев М. М. Партии рядовой. Газ. «Красное знамя» за 1982 г.,  № 127 (4483), стр. 2.  4. Добычин Н. Живой чугун. Журнал «Наши достижения».1935 г., № 5-6, стр. 189-209.  5. Памяти каслинского самородка. Газ. «Красное знамя» (г.Касли). 1985 г., № 67 (7887), стр. 2.  6. Репин М.Е. Касли. Исторический очерк.  Челябинск, 1940.  7. Родин А. Каслинские мастера. Челябинск, 1936.  8. Словарь русского языка в четырех томах. М.: Русский язык, 1981-1984. Т. 4. С-Я. 1984.  9. Тарасова Н. Мемориальный дом-музей П.П.Бажова. Екатеринбург, 2004.  10. ТАСС. Мастера Каслинского завода в Москве Газ. «Каслинский рабочий»,. № 15 за 31 октября 1936 г. 11. Торокин М.В., Хорошенин С.С., Мочалин А.С.,  Столбиков И.Н., Игнатов Н.М., Долганин В.П., Зацепин М.И., Тепляков И.М., Козлов А.И., Тепляков П.М., Мочалин И.С., Самолин С.Ф. Открытое письмо старых мастеров цеха художественного литья Максиму Горькому. Газ. «Каслинский рабочий», № 1 за 1 января 1935 г.  12. Урал грозный: (Сб. произведений сов. писателей). Сост. А.А.Золотов.  Челябинск. Юж.-Урал. кн. изд-во, 1982 г.  13. Урал. Ежемесячный литературно-художественный и публицистический журнал. № 1 (538), 2004. ( К 125-летию со дня рождения П.П.Бажова).

Интернет - ресурсы:

1. Статья «Торокин Василий Федорович». www.ch/lib.ozersk.ru/general/biblio/projects/ens/iskus/desp5.html.

2. Южноуральская панорама.27.05. 1999.   www.chel.press.ru/newspapers/panorama/archive/ 27.05.1999/14./

3. Челябинский рабочий. «За КПП».09.07.2004. www.chrab.chel.su/archive/09.07.04/A136855.Doc.html.

4. Мастер народных промыслов.  (XIX век). Скульптор. В.Ф.Торокин.

www.zovu.ru/UralStar/master1htm/10/12/2002.

5. Знаменитые личности в литейном призводстве. www.neksova.ru/memohtml.

6. Антиквариат: Антикварный салон «Артантик». Скульптура «Кони на воле».  www.artantic.ru/item.phtml.