ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Иерей Георгий Головкин, г. Касли        

Гонения на Православную Церковь

в пределах Каслинского района в 30-е гг. ХХ в.

Для того чтобы рассмотреть этот исторический период в многострадальной  судьбе русской церкви, в частности, каслинских приходов, необходимо вернуться  в 1918 г. 23 января  1918 г. вышел декрет «Об отделении Церкви от государства».  Именно с этого времени  начались гонения на Русскую Православную Церковь (РПЦ), принявшие в последствии массовый и ожесточенный характер.  По существу, государство придерживалось такой тактики на протяжении всего советского периода, до конца 80-х гг. ХХ в. Первая волна арестов прошла сразу после выхода декрета, количество арестованных священнослужителей и мирян исчислялось тысячами  и для многих, например, для наших каслинских священников, завершились мученической кончиной.

Вот что пишет по этому поводу игумен Дамаскин (Орловский): «Целые уезды таких губерний, как Пермская, Ставропольская, Казанская, лишились священнослужителей. … В 1923-1928 гг. были арестованы сотни священнослужителей и мирян, но почти не было приговоров к смерти. Усиление террора  в отношении Церкви во всероссийском масштабе, приведшее к массовым расстрелам и арестам, произошло в 1929-1931 гг., а в некоторых областях продолжалось до 1933 г. В 1934-1936 гг. число арестов уменьшилось, смертные приговоры почти не выносились. В 1937-1938 гг. террор вновь усилился, были арестованы почти все священнослужители и многие верующие миряне, закрыто более 2/3 действовавших в 1935 г. храмов, существование церковной организации оказалось под угрозой».

Следующий документ - Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», - окончательно лишил любых юридических прав православные приходы. Все имущество церквей, в т. ч. и здания, объявлялось народным достоянием. Храмами и утварью Церковь могла пользоваться только «по особым постановлениям местной и центральной государственной власти». 

Запрещалась всякая просветительская и благотворительная деятельность Церкви, духовенство устранялось от хозяйственной деятельности, обучение религиозной грамоте дозволялось только в семье.

Церковная жизнь 20-30-х гг. была, помимо всего прочего, омрачена и внутренними расколами. Большой вред РПЦ нанесли т. н. «обновленцы». Группы «обновленцев» провозгласили свой манифест, в котором выдвинули «революционные» требования к Священному Синоду: лишить Патриарха священства и даже монашества. Они предлагали ввести второбрачие священников, отменить безбрачие епископов, перейти на новый календарный стиль. Естественно, правое крыло церковных оппозиционеров поддерживалось властью и ОГПУ. Однако обновленческие приходы были малолюдны, тогда как приходы «староцерковников» полны прихожан.  Народ называл «обновленцев» «обнагленцами». В такой непростой политической обстановке судьба РПЦ складывалась трагически.

 В ГАСО (г. Екатеринбург) хранится «Дело о закрытии Каслинских церквей». Судя по имеющимся там документам, сначала было ходатайство Свердловского Окружного Исполнительного Комитета  от 27 февраля 1930 г. (протокол № 62) о закрытии церквей Успенской, Вознесенской, Успенской единоверческой, Казанской и старообрядческого молитвенного дома в Каслинском поселке.

Ходатайство, якобы, поступило от заводских рабочих, единодушно просивших о закрытии церквей. Ходатайство тут же и удовлетворили, выпустив 2 марта того же года соответствующее постановление Президиума Уральского облисполкома  № 39.  И уже 4 марта в окружной административный отдел поступил донос от начальника районного отдела: «Доношу, что закрытие церквей в поселке Касли произведено 4 марта с.г. Ценное культовое имущество передано в финчасть  РИК-а, а прочее культовое имущество передано районо, церковные здания переданы в следующем порядке:

Успенская церковь - Союзу ВСРМ Каслинского чугунолитейного завода под дворец труда.

Вознесенская церковь - РК Союза сельхоз. лес. рабочих и колхозу «Красный Партизан» под клуб.

Никольская церковь - Каслинскому врачебному участку под амбулаторию. Успенская единоверческая - Каслинскому районо под мастерские школы-семилетки.

Старообрядческий молитвенный дом  -  в районо под культбазу.

Часовни: Харлампиевская и Георгиевская - Каслинскому поселковому Совету под киоски. 

Передача оформлена актами».

По документам видно, что новая власть действовала агрессивно. Представители местной власти явились в храмы во время богослужений, потребовали немедленно освободить помещения и тот час храмы опечатали.

В ответ на действия властей  в поселке начались беспорядки. Для того, чтобы разобраться, в Касли был послан инспектор уголовного розыска. подробности об этих волнениях мы узнаем из его информационной сводки: «На пересечении улиц Советская и Ленина начала собираться толпа людей и к 11 часам в центре  толпы собралось более 200 человек. Люди высказывали протест против закрытия церквей и вывоза церковного имущества, а так же против снятия колоколов. В толпе слышались крики с требованием открыть хотя бы один храм. Активно выступали женщины и старики. Лежнев Алексей Кузьмич и сапожник Корякин кричали, что церкви закрыты без согласия народа. Оперуполномоченный и милиция попытались  оттеснить стариков и взять их в кольцо. Люди стали толкать и бить милиционеров, и оттеснили стариков, скрывая их в толпе. Толпа долго не расходилась, все ждали какую-то телеграмму из Москвы. Речь, видимо, идет о статье Сталина И.В. «Головокружение от успеха», где он подверг легкой критике рьяных  революционеров. При прибытии подкрепления милицией были задержаны  «религиозные активисты» Тарасов Николай Иванович и Агеев Иван Никифорович, Александра Игнатьевна Алексеева, «религиозный авторитет» Скулкин Роман Григорьевич и другие жители поселка. По «агентурным сведениям» в толпе находился священник Вознесенской церкви Вениамин Удинцев, но люди не дали к нему подойти».

Как далее развивались события в поселке и какова судьба задержанных защитников веры  не известно. Однако через несколько дней в окружной исполнительный комитет пришло письмо «О порядке закрытия церквей в сельской местности», в котором  говорилось: «ЦК в категорической форме предлагает решительно прекратить практику закрытия церквей в административном порядке, фиктивно прикрываемую  общественно-добровольным желанием населения». Однако, властные циркуляры той поры не имели обратных  действий. Поэтому на коллективное письмо каслинских прихожан от 20 марта 1930 г. с просьбой открыть хотя бы один храм, Уральский облисполком ответил отказом. Судя по документам, «молодые советские чиновники» отклонили просьбу, боясь создать прецедент  уступки антиреволюционным элементам, коими являлись, по их мнению, верующие каслинцы.

По мнению некоторых историков-краеведов, Вознесенский храм был вновь открыт для богослужений  в 1943 г. Однако, документально имеется подтверждение того факта, что храм вновь был открыт лишь в 1945 г. Но предположить, что факт открытия храма произошел в 1943 г. мы можем, так как именно в сентябре  1943 г. в Кремле состоялась встреча Сталина и руководства Русской Православной Церкви. На встрече были достигнуты договоренности о возрождении церковной структуры Русской Православной Церкви - восстановление патриаршества (престол Церкви пустовал 18 лет) и Синода, об открытии храмов, монастырей, духовных учебных заведений, свечных заводов и других производств. К сентябрю 1943 г. насчитывалось уже 9829 православных церквей, в 1944 г. открыто еще 208, а в 1945 г. - 510 церквей. Россия страстно желала поддержать свой многострадальный народ молитвой.

 

(Продолжение следует)

Источники информации:

1. Православная энциклопедия. Русская православная церковь. (Под общей ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II). М., 2000 г., 653 с., ил. 2. Дело о закрытии Каслинских церквей 1930 г. (ГАСО, Ф.102-р, оп.1, д.658). 3. Дело о закрытии Каслинских церквей 1931г. (ГАСО, Ф. 102-р, оп.1, д.126). 4. Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах. (Первые декреты Советской власти. М., 1987, с.128).