ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

М.Л. Еременко

Каслинский  женский  монастырь и  Ганина Яма

 

21 февраля 1901 года Указом за № 1320 Святейший Синод постановил: «Каслинское женское общежитие Екатеринбургского уезда обратить в самостоятельную женскую общину, с наименованием оной Казанско - Богородицкою с таким числом сестер, какая община в состоянии будет содержать на   свои средства».

За 30 лет до учреждения женской общины на Каслинском заводе (прим. с 1871 года) существовало женское общежитие. Сестры Каслинского общежития «пользовались большим уважением и доверием не только каслинского общества, но и окрестного крестьянского и заводского населения, которое с любовью посещало обитель, оказывая ей и материальную помощь…».

В 1900 году в Екатеринбургской епархии, к которой относилось женское общежитие на Каслинском заводе, существовало всего 3 общины. В целях развития благотворительной и просветительской деятельности общежития на окрестное население, среди которых немало и раскольников, Преосвященным Епископом Иринием Екатеринбургским было возбуждено ходатайство (от 31 августа 1900 года № 320) об обращении в женскую общину женского общежития.

Начальницей общины была назначена единогласно избранная на эту должность всеми проживающими в Каслинском общежитии сестрами, на общем собрании 15 апреля 1900 года – монахиня Новотихвинского монастыря Анфия (в миру Анфия Васильевна Заспанова). «По происхождению она крестьянская девица Сысертского завода Екатеринбургского уезда. О ней известно то, что «начало иноческому житию положила в Екатеринбургском Новотихвинском женском монастыре, куда поступила в 1854 году, а пострижение в монашество приняла в 1884 году».

Казначеей Каслинской женской общины назначили «рясофорную послуш-ницу» того же монастыря Акилину Ваганову, «крестьянскую девицу села Коневского Екатеринбургского уезда». В Каслинское общежитие она поступила в 1871 году и все время проживала здесь, хотя и числилась послушницей Новотихвинского монастыря.

Назначенной  начальнице монастыря Анфие предписано было принять от Екатеринбургского Новотихвинского женского монастыря капиталы и земельные угодья. Усадебное место мерою 58,3 сажени в длину и 40,3 сажени в поперечнике – находящееся в Каслинском заводе, по Кыштымской улице и переулку. Предписано также было принять и 40 десятин пахотной земли при сельце Верхнетеченском (Метлино тож) Екатеринбургского уезда. Все эти земли были переданы женской общине по акту от 22 февраля 1900 года. А также община получила усадебные и пахотные земли, пожертвованные супругами Наседкиными.

Это сообщение содержится в газете «Монастырский благовест» (№ 6 – 32, 1999, гор. Верхотурье), издающейся в Верхотурском Свято-Никольском монастыре по благословению Преосвященного Никона, епископа Екатеринбургского и Верхотурского.

Автор статьи С.Павловский сооб-щает, что «Известие о состоявшемся учреждении Каслинской женской общины было встречено поселенцами Каслинского общежития со слезами радости. 30 лет ждали они этого дня! 15 апреля 1901 года – день торжественного открытия общины, был великим и светлым праздником для сестер обители, равно как и для жителей Каслинского завода».

Начало своей новой жизни община ознаменовала добрым и полезным делом: в сентябре 1901 года открыла женскую церковно-приходскую школу, которую содержала на свои средства. В этой школе ежегодно обучалось от 40 до 60 девочек, часть которых проживала в самом общежитии, а часть жила в Каслинском заводе.

Каслинская женская община вскоре усилила свою деятельность по изысканию средств на улучшение своего материального благосостояния. В июне 1902 года для нужд общины был куплен участок земли при селе Метлино (354 десятины) у Злоказовых за 8.000 рублей на пожертвованный для этой цели И.А.Трутневым капитал размером в 3.000 рублей с рассрочкой недостающей суммы 5.000 рублей на 10 лет, с уплатой ежегодно по 500 рублей. Имение это по купчей крепости, совершенное 11 июля 1903 года, закреплено за общиной.

С приобретением участка земли у Злоказовых, община в материальном отношении окрепла. В обозрении общины на 1 января 1904 года сказано, что   в   ее состав входят начальница,

3 монахини ( в т.ч. 2 бывшие начальницы общежития – Татьяна Булатова и Поликсения Степанова), 100 послушниц и 3-е малолеток, всего 107 человек.

В Каслинской женской общине имелась церковь в честь иконы Божией Матери «Казанская». Она была каменная, однопрестольная. Богослужения совершались практически ежедневно. Чудотворных икон, как обычно в монастырях, в общине не было, но большим почитанием пользовалась Казанская икона Божьей Матери. Храм женской общины в воскресные и праздничные дни, а иногда и в будничные, охотно посещался богомольцами.

Сестры общины «по силам и способностям каждая» несли послушание по церкви и по хозяйству: шили церковные облачения, вышивали шелками, синелью, шерстями, стегали одеяла, ткали холст, шили обувь для рабочих и сестер, пекли просфоры для своей и Каслинской церквей, читали псалтырь по усопшим.

Летом обрабатывали землю 394 десятины собственной и 60 десятин арендной. Земли пахотной и частью занятой лесом было вполне достаточно для удовлетворения  нужд общины. Если и ощущался недостаток, то только в сенокосной, т.к. сена, снимаемого с арендной земли, не хватало на годовое продовольствие 35 лошадей, 50 голов крупного рогатого скота и 10 овец. Огородничество составляло не малое подспорье в хозяйстве.

Доход от всего оборотного хозяйства выразился за 1903 год в сумме до 2.000 рублей.

Сестры, священник и рабочие Каслинской женской общины помещались в 3-х полукаменных 2-х этажных домах по 8 сажень на каменном фундаменте под деревянными крышами. А также в одном одноэтажном и старом доме без фундамента на 10 сажень. При общине находились все необходимые надворные постройки.

4 февраля 1904 года Священный Синод постановлением за № 1054 возвел Каслинскую женскую общину на степень общежительного Казанско-Богородицкого монастыря, а монахиня Анфия была возведена в сан игуменьи. Сведениями об этом и заканчивается статья С.Павловского в Верхотурской газете. Материал был написан в начале века… Именно в таком виде – словно все происходит в настоящее время – и дана она в «Монастырском благовесте».

После революции Каслинский женский монастырь упразднили, и в нашем  городе до сих пор приезжим указывают на какой-нибудь старенький домик, говоря: «Здесь жили монашки».

Сразу после того, как в 1917-1920 годах все обитательницы монастыря были разогнаны – рассказывает 73-х летняя жительница города Касли Зинаида Михайловна Дернова, которая живет по ул. В. Комиссарова, недалеко от бывшего монастыря – в его здании разместился детский дом. Место вокруг детдома было очень красиво и ухожено – с клумбами, цветами…

Через несколько лет место детдома занял «военный городок». В монастыре и прилежащих зданиях в самом начале

30-х годов обучали мужчин военному делу. Зинаида Михайловна вспоминает один несчастный случай, всколыхнувший тогда всю округу. Молодой солдат, по неопытности, нечаянно застрелил другого…

В каменном 1-этажном, теперь разрушенном здании, на углу улицы – молодежь регулярно собиралась на танцы. По словам Зинаиды Михайловны (ей тогда было 18-20 лет) там было действительно очень весело, приходили курсанты, играли на баяне, все танцевали…

А во время Отечественной войны в зданиях монастыря содержались пленные немцы. Были среди них и девушки. Они работали на машзаводе. Каждый день их водили строем под охраной на работу и обратно. Охраняла и, случалось, даже заступалась за девчонок мама Зинаиды Михайловны – Мария Никифоровна…

После пленных немцев здание женского монастыря занимали наши заключенные.

В 50-е годы в пустующих помещениях монастыря открылась школа механизации, здесь обучали водителей тракторов, комбайнеров.

Несколько позднее, когда школа механизации прекратила свое существование, окна строений монастыря и зданий церкви забили щитами в знак того, что эти помещения охраняются государством.

В 1959 году в бывшей школе механизации открылся дорожный отдел, и семьи многих дорожников жили на прилегающих улицах. В этом же году семья Зинаиды Михайловны тоже поселилась в районе «Монастыря». А когда дорожный отдел перевели в другое место – здание бывшего монастыря «отдали» жителям.

Так как в этом районе не было «культурного центра», то в 60-е годы щиты  были  сняты  и  там открылся кинотеатр  «Заря».  Туда  каждый     вечер тянулась молодежь. После закрытия кинотеатра в опустевших зданиях мальчишки играли в «войнушку», откапывали «старинные церковные» клады, проводили самостоятельные раскопки – в уже полуразвалившихся зданиях это было очень интересно. В 70-е годы потихоньку отколупывали, отваливали куски от стен, растаскивали на кирпичи…

Сначала монастырь был отгорожен старинной каменной стеной, которую постепенно разобрали. Во время войны загородили «памятник старины» тесом. В мирное время разобрали и тес, оставив лишь частые колышки, но потом не осталось и этого. Землю, что обрабатывали в монастыре, раздали на огороды. Теперь многие жители этого района Каслей могут сказать, что, вероятно,  их огороды  часть монастырской земли.

…Взрывали здание Каслинского женского монастыря в начале 80-х. Теперь на его месте не осталось ничего, кроме больших древних тополей. По воспоминаниям каслинцев, в 30-е годы часть монашек Каслинского монастыря жила на Сунгуле. Они еще очень долго жили и в нашем городе, а одна из последних обитательниц монастыря умерла совсем недавно.

Прошло более 50 лет с тех пор, как разогнан Казанско-Богородицкий женский монастырь, но каслинцы до сих пор называют тот район, где он находился, «Монастырь». Вместо своего, в последнее время посещают каслинцы Верхотурский  Свято-Никольский монастырь и монастырь в честь Святых царственных страстотерпцев на Ганиной яме.

Времена изменились: раньше последний русский император Николай ІІ был врагом большевиков и своего трудового народа, а теперь он возведен в ранг святых. Он – царь-великомученик и страстотерпец. Еще несколько лет назад был снесен Ипатьевский дом, где убивали царскую семью, а совсем недавно, 16 июля 2002 года, от часовенки на месте дома Ипатьевых начался 25-километровый крестовый ход до монастыря в честь семьи Романовых на Ганиной  Яме. Нашим родителям, бабушкам и дедушкам трудно совместить эти явления, понять и принять их… И иногда кажется, что они легче бы отпустили своих  детей и внуков на дискотеку, чем разрешили поездку по святым местам.

Второй раз в 2002 году 16-17 июля в Екатеринбурге проходил крестный ход от места убиения царской семьи до места уничтожения их останков за городом (монастырь на Ганиной Яме). Второй раз прихожане Каслинской Вознесенской церкви совершали паломничество к этим местам и участвовали в крестном ходе…

Среди паломников из Каслей много молодежи: это дети, чьи родители постоянно посещают каслинский храм, и воспитанники воскресной каслинской школы. В этом году и мне удалось принять участие в многотысячном крестовом ходе в городе Екатеринбурге.

… Среди прибывших к Ипатьевскому дому случайных людей нет. На первый взгляд, это люди странные, одетые по-дорожному, и чаще всего не местные. Взрослые люди с сумками, молодые – с модными рюкзаками за спиной. Семейные пары – с детьми.

Как потом выяснилось, в крестном ходе принимали участие люди со всей  России. Приехали в Екатеринбург паломники из Белоруссии, из Украины,  Башкортостана. Были даже, кто своим ходом пришел из Владимирской, Новгородской областей. Челябинцев тоже было немало.

Мирские тянулись за духовенством, добиравшимся из всех монастырей и храмов страны любыми способами. Монахи в кирзовых, походных сапогах, покрытых пылью – обычное явление здесь.

После службы, которая проходила рядом со строящимся тогда храмом Спаса на крови в честь Романовых, многотысячный людской поток двинулся в сторону монастыря. Несмотря на активность городского транспорта (ход начался около 4-х часов утра), в автобусы, следующие по маршруту крестного хода, сели не многие.

Из окна автобуса было видно, что люди идут очень быстро, даже обгоняя транспорт. У многих на груди висели небольшие иконы царской семьи. Были и те, кто нес большие, тяжелые иконы с изображением Романовых. Идти было нелегко. Но когда я сама оказалась в этом потоке, то от усталости не осталось и следа, так же как и желания заснуть. Движение в этой пестрой людской толпе – ощущение ни с чем не сравнимое.

Мало того, что вместе с людьми двигаются и машины – весь поток людей слышит звуки тропарей в честь Николая ΙΙ, которые раздаются из машины, где установлена  нужная для того аппаратура. Стоит сказать и о том, что современные богослужения часто проходят с хорошей аппаратурой; ночную литургию 16 июля в Екатеринбурге священники служили с микрофонами – иначе огромная масса людей ничего бы не услышала.

Но крестный ход – есть крестный ход. Его цель – внутреннее изменение и покаяние. И для многих преодоление такого расстояния стало настоящим подвигом: сгорбленные старички и старушки с палочками, женщина в инвалидной коляске, которую большую часть пути везли ребята-военные. Их было много – ведь Николай ІІ сам был военным. Были здесь и женщины с грудными и малолетними детьми. Все шли вместе со священниками, монахами и монашками. К концу пути многие сняли обувь и шли босиком.

Любопытных по дороге почему-то было не так уж много. Зато были сочувствующие. Среди них запомнилась старушка, которая стояла на обочине и кланялась всем проходящим мимо нее участникам крестного хода, крестила путников и говорила:

–Да благословит вас Господь!

Около 4-х часов понадобилось, чтобы преодолеть нужное расстояние. Монастырь в честь Святых царственных страстотерпцев на Ганиной Яме встретил приветливо: хлебом-солью, радушием настоятеля…

И хотя монастырь новый и мест для отдыха в нем тогда еще не было, я   видела, как многие из пришедших устраивались отдохнуть тут же, в храме, засыпали прямо на деревянном полу. Если честно, им можно было и позавидовать – многие устали очень сильно. А у меня усталость была легкая и приятная,  я прошла всего 12 километров из 25.