ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Г.М. Коровин

М.Е. Репин – автор книги «Касли»

 

 

Старинному уральскому городу Касли крупно повезло. О его истории нашими местными каслинскими авторами написано несколько книг.

 Это книги: М.Е.Репин «Касли», 1940 г.; Г.К.Базуев «Заложники», 1996 г.; В.М. Свистунов «Каслинский завод …», 1997 г.; Н.П. Овчинников «Книга памяти», 1999 г.; О.В. Линник «История уральской промышленности: Кыштымский горный округ (1745 – 1900 гг.). Снежинск. 2003 г. Издательство СГФТА, 304 с. и другие.

Самая ранняя из них вышла в издательстве «Челябгиз».

С помощью работников нашего музея мне удалось познакомиться с детьми М.Е. Репина: Маргаритой Михайловной Поморцевой, Юрием Михайловичем Репиным и Натальей Михайловной Ляминой. Все они живут в г. Екатеринбурге.

Вплотную занимаясь историей здравоохранения г. Касли и района, вряд ли бы я «вышел» на писателя М.Е. Репина, если бы не то, что жена его была старшей медсестрой  детского отделения  Каслинской больницы, а мать жены – старшей акушеркой родильного отделения той же больницы.

Книга М.Е.Репина «Касли» хорошо известна жителям нашего района, но об ее авторе каслинцы имеют самые расплывчатые представления.

 

Репины

 

Прадед Михаила Евдокимовича – Петр Ананьевич Репин, дед – Ефим Петрович Репин, отец – Евдоким Ефимович Репин. Других сведений о прадеде и деде М.Е.Репина у нас нет. Евдоким Ефимович родился в деревне Кирга Архангельской губернии, служил матросом на императорской яхте «Штандарт». В молодости он слыл красавцем, был высокого роста и статного телосложения. По семейной легенде именно с него художник Илья Ефимович Репин писал портрет Петра Первого в Петербурге. В школьные годы внучку Евдокима Ефимовича Маргариту часто спрашивали: «Не родственники ли вы с художником И.Е. Репиным?». Но, увы, нет - заявляла тогда и сейчас Маргарита Михайловна.

До 1924 года Е.Е. Репин жил в деревне Георгиевской Верхне-Томского района Архангельской губернии с женой и детьми. Кроме старшего Михаила в семье было еще два сына: Павел и Анатолий. Семья была бедной. Отец летом занимался сельскохозяйственными работами. Зимой ходил по селам, валял валенки или ездил на заработки с сыном Михаилом в Касли, где в составе  артели  строил  жилые  дома, другие постройки, занимался столярными работами. При очередной поездке они остались в Каслях, а позднее сюда приехали все остальные члены семьи.

Вскоре   после  приезда в Касли дед  умер, у старшей  внучки не осталось  в памяти  даже  его лица. В метрической книге Каслинского ЗАГСа сохранилась запись о Е.Е. Репине: «…Умер 8 марта 1934 года в возрасте 73 лет. Проживал в г. Касли по ул. Коммуны, дом 167. Не грамотный. Причина смерти: старость, слабость. Место работы: завод, инструментальный цех».

Мать М.Е.Репина – Александра Степановна Репина после смерти сына в 1943 году жила одна в Каслях по ул. Луначарского, дом 19, так как всю остальную часть семьи из 5 человек переселили в горкомхозовскую квартиру по ул. Сталина (ныне Ломоносова), дом 31, состоявшую из 2/3 кухни. Брат Юрий спал на полатях, Маргарита на печке, бабушка вместе с сестрой Наташей. Только мама имела отдельную кровать (Воспоминания М.М.Помор-цевой).

Летом при сборе грибов в лесу Александра Степановна поранила ногу какой-то ржавой железкой. Лечилась сама, никому ничего не сказала об этом. Сообщили родственникам о ее болезни знакомые, но было уже поздно, развился сепсис. В семье Евдокима Ефимовича и Александры Степановны Репиных было трое детей: Михаил, Павел и Анатолий. Старший из них – Михаил родился 9 ноября 1908 года в Архангельской губернии. По одним источникам Михаил имел 7 классов образования, по другим – закончил 2 класса церковно-приходской школы и экстерном сдал экзамены за 9 классов. Брат Анатолий пишет, что он постоянно занимался самосовершенствованием: «Ложишься спать – он занимается, встанешь рано утром – он тоже за столом».

Находясь на родине в деревне Гергиевской, - продолжает Анатолий, - Михаил принимал активное участие в борьбе бедноты против богатеев деревни. В Каслях писал пьесы на эту тему, которые потом с друзьями ставили в клубе.

М.Е.Репин работал заведующим Каслинским бюро ВЛКСМ юных пионеров. Секретарем райкома в то время был Илья Овчинников – в будущем корреспондент газеты «Известия». Михаил принимал активное участие в создании  летних   пионерских   оздорови-

тельных лагерей, несколько лет работал в Каслинском детдоме в должности заместителя директора по воспитательной работе. (Директором детдома в то время  был Конев). Позднее М.Е. Репин работал ответственным секретарем Каслинской районной газеты «Каслинский рабочий». Весь коллектив газеты состоял из трех человек. Редактором был Войцекян, ответственным секретарем Михаил Репин, выпускающим корректором Анатолий Репин.

Газета печаталась в г. В.Уфалей. Из Каслей до В.Уфалея и обратно приходилось добираться пешком. Обязанность доставлять материал в типографию лежала на секретаре. Одновременно М.Е.Репин был автором большого количества публикаций в своей газете. В одной из них он приводит подсчет количества километров, которые он прошел пешком при этих путешествиях. Книга «Касли» была написана им во время работы в редакции. В ней он использовал те материалы, которые удалось собрать для своих публикаций.

Теплые, радушные слова о своем отце совсем недавно (апрель 2001 года) пишет его дочь М.М. Поморцева. Никак нельзя удержаться, чтобы не довести часть этих слов до читателя. Кроме безграничной любви отца к своим детям и детей к отцу, к окрестной природе, они довольно ярко говорят о том «климате», в котором жили каслинцы, да, пожалуй, вся наша необъятная страна Советов. Воспоминания М.М. Поморцевой не лишены элементов художественности. Пусть это оценит читавший их.

«Вспоминается зима то ли 1937, то ли 1938 года. Волки через озера заходили в Касли. И боялись мы то ли волков, то ли тревожных событий тех лет. Ребячьим душам разобраться в этом было трудно. Во время работы отца в редакции газеты клише были очень старые. Но никому до этого не было дела. Не дай Бог, если бы портрет И.В. Сталина был воспроизведен не совсем ясно или была бы нечеткой фраза с его именем. Если бы такое случилось – наказание следовало бы неминуемо и самое что ни на есть строгое».

Позднее М.Е.Репин был редактором Каслинской районной газеты.

С подробностями описывает Маргарита Михайловна историю с хлебными карточками.

«Мне было 13 лет, - пишет Маргарита Михайловна, - когда рано утром (все еще спали) я уехала вместе с небольшой группой ребят-школьников помогать убирать урожай картошки на подсобное хозяйство больницы – на «заимку», что в стороне нынешнего «Совхоза 2», за кладбищем. Уехала в пиджаке отца, больше ничего теплого в доме не было.  Во внутреннем кармане пиджака лежали хлебные карточки на всю семью из 6 человек, но я об этом не знала. Их потеря – голодная смерть. Отец, обнаружив отсутствие пиджака, срочно решил его искать…

 Хлебные карточки и паспорт оказались на месте, в кармане пиджака. Забрав их, отец, ни слова не говоря, снова пешком ушел в обратный путь».

И заканчивает свои воспоминания об отце его дочь рассказом о двух праздниках, которые проводились в то время в Каслях. Сейчас трудно поверить, но вспоминает ведь очевидец, которая все видела своими глазами.

«Вместе с родителями идем на водную станцию на Военно-Морской праздник, здесь весельные лодки, моторки, соревнования пловцов, прыжки с вышки в воду. Также торжественно отмечался в Каслях и день Военно-Морского Флота, который проводился  на «Заливе» (район сегодняшней колонии). Для Каслей это диво дивное: летают самолеты, с них прыгают парашютисты, часть из них приземляется ближе к берегу.

Ходила я на праздники в новеньких парусиновых туфельках на резиновой подошве. Они беленькие такие, на подошве отделаны голубым резиновым кантиком. Чистили такие туфли только зубным порошком. Ноги болят от резины, но терплю, на руки не прошусь.

По окончании праздника подбираюсь ближе к воде. Плещет волна, перебирая мелкие камешки, шуршит камыш. Потянуло дымком. Это папа развел костер. Вскоре за костром готовилась уха…

А еще была в Каслях парашютная вышка, рядом с Управлением Машзавода. Многие были  мастерами парашютного спорта. Парень не считался парнем, если у него не было значка «Ворошиловский стрелок».

Последние годы своей жизни М.Е. Репин был корреспондентом ТАСС, удостоверение об этом хранится в Каслинском музее. Здесь же хранится единственная из известных широкоформатных фотографий М.Е. Репина, датированная 27 мая 1928 года. Он запечатлен на ней  в пионерском галстуке, у него широкий «упрямый», но располагающий к себе лоб, светлый целеустремленный взгляд. На нем модная в те годы крестьянская рубашка «косоворотка». Удачный снимок!

Михаил часто и тяжело болел, многократно обращался к каслинским врачам. Умер он 17 июня 1943 года в возрасте 35 лет от заболевания, «косившего» многих молодых людей тех лет. Свидетельство об этом хранится в Каслинском  ЗАГСе.

Накануне Дня Печати 4 мая 1990 года на Каслинском городском кладбище состоялось открытие памятника М.Е. Репину. Слова памяти о талантливом публицисте, авторе книги «Касли», корреспонденте ТАСС произнесли первый секретарь Каслинского горкома КПСС  В.П. Максимов, редактор газеты «Красное знамя» Р.Ш. Хакимов, корреспондент ТАСС Е.И. Ткаченко, директор Каслинского музея Э.М. Колупаева, дети Михаила Евдокимовича – Маргарита Михайловна Поморцева, Юрий Михайлович Репин, Наталья Михайловна Лямина и др. Затем по ул. Некрасова, дом 15, где последние годы жил, а потом умер М.Е. Репин, состоялось открытие мемориальной доски в его честь. Увековечение памяти М.Е. Репина  при  содействии  ТАСС состоялось благодаря инициативе директора Каслинского музея Э.М. Колупаевой и редактора Каслинской районной газеты Р.Ш. Хакимова.

Надгробный памятник М.Е. Репину расположен невдалеке от входа на Каслинское кладбище, немного левее центральной дорожки, перед мемориалом скульпторам Н.Р. Баху, М.Д. Канаеву, К.А. Клодту, работавшим в свое время в Каслях.

В родной для отца газете «Красное знамя» (№ 54 за 5 мая 1990 г.) М.М. Поморцева в заметке «Считал себя коммунистом» отмечает, что отцу из-за «гримас истории нашей» путь в партию был долго заказан. Оскорбленный, он формально в партию не вступал, но искренне считал себя большевиком. Прожив жизнь в два раза большую, чем отец, Маргарита Михайловна совершенно обоснованно считает, что отец ее – публицист, писатель, был безупречным коммунистом. 

 

Черепановы

 

Дети М.Е.Репина до сих пор хорошо помнят  акушерок Черепановых или рассказы о них. Жена М.Е.Репина - Евстолия Семеновна Репина (в девичестве Черепанова) родилась в 1909 году, работала старшей медицинской  сестрой детского отделения Каслинской больницы. В тарификационном списке Каслинской больницы за 1957 год есть такая о ней запись: «Репина Е.С., старшая медсестра детского отделения на 0,5 ставки и дежурная медсестра на 1,0 ставку, окончила Кыштымскую школу медсестер, медицинский стаж работы – 15,6 лет, оклад на 1 ставку 550 рублей».

О своей матери М.М. Поморцева: «Мама была требовательной медсестрой, могла и накричать, если видела непорядок в отделении или недобросовестное отношение сотрудников  к  работе. Дежурного врача в отделении не было, за жизнь детей отвечала  медсестра. Поэтому и спрос был строгим.

У мамы часто были сердечные приступы. Если бабушка была дома, то при необходимости она стерилизовала шприц, согревала в горячей воде камфору. Кипячение и подогрев проводился  на «таганке». Пользоваться электроплиткой или электрическим утюгом запрещалось, свет был остро необходим заводу. Можно себе представить, с какой скоростью оказывалась скорая медицинская помощь. Если же бабушка была на дежурстве, то скорой помощью была я. В любую погоду, днем и ночью бежала к врачу Надежде Васильевне Игнатовой домой или в поликлинику, где была «скорая» с лошадкой во главе. А рано утром бабушка и мама вновь шли на дежурство. Суровое было время – война, и  никто ни на кого не жаловался, не стонал».

Домашние Евстолию Семеновну часто ласково звали «Толя». Умерла Евстолия Семеновна в Екатеринбурге в 1969 году, в возрасте 59 лет.

Мать Е.С. Репиной – Евдокия Капитоновна Черепанова родилась в 1884 году, она была дочерью крестьянина из-под Туринска. Отец  ее летом крестьянствовал, зимой тачал сапоги и «шкворнем» воспитывал своих детей.

Евдокия была смышленым ребенком, закончила церковноприходскую школу. По настоянию учителей отец отдал ее в прогимназию, что было тогда редкостным явлением. Тем более, что училась она за казенный счет. После окончания учебы была послана учительствовать на село, где и работала с 1900 по 1914 годы.

Е.К.Черепановой  было запрещено работать учителем за «вольные мысли»

 По другой версии, запрет на работу учителем поступил после того, как инспектор народных училищ, просматривая ее рабочие тетради, увидел на клетчатой обложке чернилами написанный  текст песни «Варшавянка». Е.К. Черепанова не была революционеркой, но неосторожные мысли вслух произносила. По убеждению она была народницей, главным для себя считала просвещение народа. Видимо, это и было неугодно царским властям.

Е.К. Черепанова рассказывала своим внукам, что вскоре после происшествия с «Варшавянкой» какой - то сердобольный крестьянин пришел поздним вечером к ней и сказал: «Бери детей и что сможешь, лошадь у меня запряжена, я вас увезу, тебя ведь грозились арестовать». И увез Евдокию Капитоновну к родной сестре Пауле (Паулине, Павлине) Капитоновне Черепановой.

Павлина после этого благословила Евдокию выучиться на акушерку, что происходило в гор. Екатеринбурге с 1914 по 1916 годы. В.Т. Селезнева в своих «Очерках по истории медицины в Пермской губернии» (Пермь, 1997, стр. 60-62) пишет, что врач В.Н. Ануфриев в течение 1879 – 1905 годов заведовал Екатеринбургским Родильным Домом, где организовал две школы по подготовке кадров акушерок: для повивальных бабок (с полным курсом повивального искусства) и для сельских бабок. Сельские бабки в течение шести месяцев дежурили у постелей рожениц и родильниц. В школу принимали всех желающих. Ежегодно в среднем обучалось 16 человек. Позднее деятельность этих школ была расширена. Не исключено, что как Евдокия, так и Паулина Черепановы обучались в этой школе.

До 1917 года Е.К.Черепанова работала на селе акушеркой. Сразу после революции и до 1945 года работала сначала дежурной акушеркой, а потом старшей акушеркой родильного отделения гор. Касли. Уже будучи на пенсии, переехала в Свердловск к внучке Маргарите. Умерла Евдокия Капитовна в Свердловске в 1974 году, на 91 году жизни.

Внучка Евдокии Капитоновны – Маргарита Михайловна Поморцева  с теплотой говорит  о любимой бабушке. Она называет свою бабушку –  «Самый главный человек в семье». В чем же проявлялась эта «главность». Да, в обыденном, но и не только.

Старшая акушерка родильного отделения была властным человеком. Когда белочехи вошли в Касли, то один из них вбежал  в роддом и хотел пройти в отделение с «ревизией». Навстречу ему вышла  Евдокия Капитоновна в белоснежном халате, в строгой служебной косынке. Встав во властную позу, она твердым голосом заявила: «Здесь никого кроме баб нет, да и те рожают…». После такого «приема» белочех быстро ушел из отделения.

После 1943 года (когда умер М.Е.Репин) на руках у Евдокии Капитоновны остались трое внучат (Маргарита, Юрий, Наталья) и тяжело больная дочь Евстолия. Было очень трудно, порой до невозможности. Даже в эти времена, если кто-нибудь из членов семьи «раскиснет» или «распишется» – Евдокия Капитоновна требовала: «Займись делом, лучшее лекарство – труд».

Бабушка из всех сил старалась хоть чем-то накормить семью. Вот ей удалось достать мороженой картошки. В воде с нее шкурка легко сползает. Шлеп ее родненькую на очаг, она распластается на нем, но не рассыпается. Через какое-то время ее нужно перевернуть, еще немного пожарить, и микро - лепешка готова. Не пробовали? Даже очень вкусно!

Зимой внуки с бабушкой ходили собирать перезимовавшие колоски пшеницы или ячменя. Это тоже было каким-то подспорьем в питании. Но собирать их было опасно по двум причинам. Можно было заболеть тяжелой ангиной (иногда были даже смертельные случаи) или быть пойманными блюстителями порядка. Собирать колоски для себя было категорически запрещено. Слава Богу, никто из семьи от колосков не заболел и никто не был задержан при их сборе.

Однажды внучка пришла из школы и видит за обеденным столом большое блюдо с отварным рисом!!! Предвкушение пиршества быстро развеяла бабушка: «Садись и ешь, мне удалось достать редьку». Редьку она сварила, провернула на мясорубке – рис, да и только! Другой раз, придя из школы, не нашла своей куклы. Спросила бабушку, а та отвечает, что куклу съели. Съели гуттаперчевую куклу? Оказалось, что бабушка выменяла ее на ведро картошки.

Пожалуй, единственный раз в жизни бабушка оказалась не на высоте. Вечером, перед сном, она сложила валенки всего семейства в печку для просушки и не заметила оставшийся там тлеющий уголек. Утром от валенок осталась только небольшая кучка золы.

Евдокия Капитоновна старалась держать кур-несушек, любила за ними ухаживать. До 1940 года семья жила в большом деревянном доме. Там было несколько печей, топить их все было очень накладно. Со временем решили жить в одной половине дома. В другой половине поселковый Совет открыл зубной кабинет. Однажды санитарка выбросила что-то на помойку, и все куры отравились. Очень не хотел умирать красавец петух. Он «покинул корабль» последним.

 

Касли глазами М.Е.Репин

 

Семья Репиных с медициной была, что называется, «на ты». Михаил Евдокимович часто болел, его жена работала старшей медсестрой, а мать жены – старшей акушеркой. Все взрослые члены семьи много работали. Когда удавалось встретиться всем вместе за обеденным столом, то разговоры шли чаще всего на интересующие взрослых медицинские темы. Были трудные роды, пришлось вызывать Евдокию Яковлевну. Нельзя было записаться на рентген из-за очереди раньше чем через неделю. Где и как достать собачье сало для лечения. Как глист у больного «шел горлом» и т.д.

Очень  информативен личный дневник М.Е.Репина за 1942-1943 годы. Дословно привожу некоторые выдержки из его дневника. Судя по записям в нем, дневник велся «с натуры», почти день в день за происходившими событиями. Эти сведения я сгруппировал в несколько условных разделов: бедность и голод, подсобное хозяйство больницы, врачи, туберкулез, война и женщины.

Бедность и голод. «Часто торговые организации делят крохи. Больница получила восемь килограммов компота. Мыла нет. Больные нередко ложатся на койку без санитарной обработки… Вчера случилась смешная история – руководители больницы как-то уцепили мыло и завезли его себе на склад. Тогда торговые работники отказались  отпускать  хлеб  для  больницы, пока не будет возвращено мыло.

Пришлось вмешиваться председателю поселкового Совета Кузнецову.

Чувствую какую-то слабость, порой еле таскаю ноги. Вчера в киоске больницы второй день подряд не выдавали хлеба, в хлебе отказано и сегодня. В Каслях нет муки. Вечером выдали за один день муки два килограмма на шесть человек. В обед будет похлебка из манной крупы с картошкой. Хлеба не будет. Все вертится вокруг одного - поедим или нет?..

Сегодня завхоз больницы Липунов жалуется, что уже два дня готовит пищу без соли. У многих каслинских обывателей мало просоленные грибы протухли. Неужели придется обходиться без соли?.. Одно новое ограничение. До сих пор больные, поступая в больницу, не сдавали хлебные «карточки», и больничный паек был дополнительным. Теперь «карточки» должны сдаваться в больницу, и больной станет есть свой же паек.

Замечаю, как у меня появилась привычка  подбирать в рот крошки, объедки, картофельную шелуху. На голодный желудок все кажется вкусным, а ведь по-настоящему мы еще не голодали. Живем на фунте хлеба. Совершилось чудо, нашлись мои галоши. Совершенно  непонятным образом они оказались в родильном отделении, и сегодня их принесла мама. Какой пустяк галоши, а однако, без них мое положение в грязную, дождливую погоду было буквально безвыходным…

Лара производит очень жалкое впечатление, с первых дней не видела молока матери, искусственница и питается ржаными крошками… Вечером заходила Анна Филипповна (зубной врач). Худа, желта,  голодна. Свалили с какой-то Марусей 25 сосен – сами заготавливают дрова…»

Подсобное хозяйство. «Здесь работают несколько женщин, санитарки и медсестры. Кроме пайки получают 400 граммов хлеба, завтрак, обед и ужин. Мяса нет, но в остальном пища хотя и грубая, но обильная: овощные супы, горошницы, каши-пюре, картошка, помидоры. Кое-что заправляется молоком. В подсобном хозяйстве погибло около сотни овец. В воскресенье овцы были острижены, а в понедельник началась слякоть. Загон на участке в невообразимом состоянии и спасти овец было негде. А каждая из них застрахована в 1000 рублей. Убыток придется возмещать подсобному хозяйству…»

Врачи. «Вчера был на приеме у Скалеповой (новый туберкулезник, приехала из Уфалея). Она белокурая, на вид мягкая и добрая (есть такие блондинки). Прием ведет очень быстро и энергично. Производит впечатление знающего и уверенного в себе врача. Послушала меня очень тщательно раз пятнадцать, заставила покашлять, и первый же вопрос после этого: «Почему Вы не накладываете пневмоторакс?». Объясняю, что Мутин и Зееман не находили в этом необходимости. Зееман, в частности,  говорила: «Можно поддуваться, но можно и не поддуваться». И в ответ: «У Вас самый  настоящий правосторонний кавернозный процесс. Не только можно, а прямо необходимо поддувать»…

Комиссия ВТЭК оставила меня снова на второй группе инвалидности. И здесь врачи искали и нашли каверну, формулировали как «активная форма туберкулеза»… Сразу после чая отправился в больницу. Как обычно, на рентгене длинная очередь, записывают уже на 9 июля (запись в дневнике датирована 22 июня 1942 года – Г.К.). Пошел на прием к Елене Васильевне Зееман. Она меня выслушала, послушала и пообещала отпустить в субботу. Двадцатого был на рентгене, смотрела Зееман. Она не могла сказать ничего вразумительного о моем процессе. Кажется, серьезного ухудшения пока нет. Каверна то ли зарубцовывается, то ли рассасывается…

Мама пришла с дежурства больная и не смогла даже заняться стряпней. У нее расстроился желудок, ночью был понос и температура. Вечером заходила Надежда Васильевна Игнатова, освободила маму по больничному. Но эта упрямая старуха все-таки ушла на дежурство. Акушерок только три, дежурить мол, двоим  будет тяжело…

Толя вчера вечером была на совещании медиков. Обсуждалась профилактическая работа. Закошанская спрашивала РЗО Костарева: «Подростки из детдома ходят босиком на работу, является ли это противопоказанием для прививки оспы?». Костарев вполне серьезно: «Нет, не является противопоказанием».

В больнице должно быть интересное собрание, на котором будет прокурор Клейнер. За короткий срок врачи выдали заводским рабочим 500 больничных листов. Главный врач Мартынова кричит на врачей, что не нужно выдавать больничные листы в случае температуры… Насчет собрания в больнице. Оказывается, Клейнер не глуп и очень здраво указывал: «Можно попросить крупу у завода, а не морить больных. Можно достать дежурную лошадь, а не заставлять врачей пешком обслуживать вызова…».

Туберкулез. Здесь я немного отступлю от текста дневника М.Е. Репина, чтобы изложить содержание нескольких строк из воспоминаний его старшей дочери. 22 июня 1941 года М.Е. Репин вместе с женой пошли в военкомат. Хотели попасть на фронт. При прохождении военной комиссии у Михаила Евдокимовича  впервые  был  выявлен туберкулез легких. Евстолия Семеновна тоже не прошла. С таким сердцем, как у нее, на фронт не брали никогда.

 И вновь строки из дневника: «Встретил Пашу Аникина (известный каслинский скульптор – Г.К.). Оказывается, он заболел тоже туберкулезом и с января не работает… Сейчас прямо физически чувствую, что кто-то или что-то съедает меня изнутри. Скалепова запрашивает для меня путевку в санаторий. По-прежнему рекомендует пить кальций и молочный отвар овса. От кашля выписала тиокол… При двухстороннем процессе, - говорит Скалепова, - никакого другого хирургического вмешательства делать не будут. Смотрит на мой «габитус» и удивляется, как худ. Рекомендует пить собачье сало. Слышала, что оно очень полезно, на лекции в университете. Оно содержит особые гены, собаки никогда не болеют туберкулезом. За что купила, за то и продаю… Только что (запись от 16 июля 1942 года – Г.К.) пришел от Скалеповой. О собачьем сале уже не говорит. Но есть у нее новый ходячий рецепт: купите три стакана овса, залейте тремя литрами молока, поставьте в печь после того как закрыта труба, и потом пейте по три стакана в день в течении шести месяцев…

Куда бы я ни стучался, везде люди озабочены другим или показывают вид, что заняты государственными делами. До спасенья ли им какого-то там туберкулезника. Ведь он не Янка Купала и не Герой Советского Союза, а всего лишь начинающий писатель, хотя и написал историю Каслей… Приходится с улыбкой выслушивать советы: надо в лес, на озеро, ловить рыбу, есть жирную уху, надо ходить по лесу и есть ягоды. Такие советы я слышу и от Статировой (депутат Верховного Совета РСФСР) и многих других…»

И еще раз из воспоминаний М.М. Поморцевой о последних днях своего отца: «Умирал папа целый год. Я бегала с его записками то к Набедрику, то к Мардеру – получала через них то булку коммерческого хлеба, то граммов 200 масла. Потом меня отправили в пионерский лагерь полечиться и отдохнуть. Через какое-то время мне  сообщили, что папе плохо и он хочет меня увидеть. Когда проезжали в Каслях по улице Советской, то на здании райкома КПСС увидела приспущенные траурные флаги. Так коммунисты Каслей прощались с беспартийным редактором газеты».

Далее вновь выдержки из дневника М.Е. Репина.

Война и женщины «Только что видел плакат у проходной завода: «Козлов, ты окружен позором за ложь твою и за обман!». Сей Козлов не выполнил план, ломает резцы и поэтому сам становится врагом… Какая-то сволочь гадит. Целый эшелон каслинских снарядов вернулся обратно – не разрываются! И здесь в тылу тоже борьба, самая жестокая!..

Паша Аникин разошелся с женой. Она совсем не больная, просто ей захотелось уйти с завода…

Толя впервые увидела, какой хулиганской, озорной может быть бабья компания. Бабы с завитушками сквернословят, цинично задевают попавшихся им по дороге мужчин, одним словом – с ума сходят. Черт их знает, может быть, именно эти цинизм и грубость выражают тоску по мужчине (даже наверняка). Будь бы жизнь их семейной – они не ошалели бы этаким образом!...»

 

Дети

 

 Старшая из детей М.Е.Репина – Маргарита Михайловна Поморцева живет в Екатеринбурге. Окончила Челябинский Учительский и Свердловский Педагогический Институты. Работать начала с 16 лет. Была пионервожатой, заведующей отделом школ Каслинского РК ВЛКСМ, пионервожатой школы г. Свердловска, инструктором Свердловского горкома комсомола, зав. пионерским отделом Свердловского Дворца пионеров, инструктором Орджоникидзенского РК КПСС по учебным заведениям, завучем школы рабочей молодежи № 6 г. Свердловска.

Коммунист с 1951 года. Никогда ни на  кого не писала никаких доносов и никогда никого не предавала. Никогда не пользовалась никакими льготами, и ей не стыдно перед своим нищим народом. Имеет восемь Правительственных наград, всегда гордится ими, так как они свидетельствуют о ее профессионализме и о верности слову, которое она дала (писала), вступая в ряды Коммунистической партии («Воспоминания» М.М. Поморцевой, 2001 г.). Общий стаж работы 40 лет, на пенсии с 1984 года, не работает с 1986 года.

Вот наиболее яркие воспоминания детских лет Маргариты Михайловны.

 С печки своей квартиры вместе с братом, притаившись, рассматривали приезжавшего к отцу Павла Петровича Бажова. Отец рассказывал писателю легенду о «Чугунной бабке». С печки же рассматривали и легендарного революционера Ретнева. Отец писал тогда очерк «Про Арбузова»…

Кто из современных детей знает «Театр теней»? Пожалуй, никто. Сейчас телевизор, компьютер, а тогда даже фильмоскопа и того не было. Стены квартиры чисто побелены, на столе керосиновая лампа. Дети просили взрослых с помощью теней от пальцев рук  показать, как щелкает зубами волк, как гогочут гуси и др. Если к представлению подключались несколько человек, то на стене возникали несколько персонажей. Театр, да и только!..

Уже девятнадцатилетней, надев соломенную шляпу, сорвав подсолнух, взяв с собой книгу для чтения, на целый день отправлялась Маргарита на лодке-плоскодонке на озеро. И сейчас, доплыла до каменистого островка, вытащила лодку на берег. Не заметила, как разразилась гроза. Озеро бушевало. Казалось, что молнии ударяли прямо в камни островка. Гроза стихла, по озеру шли еще гребни волн, но пришлось плыть к берегу. Еще издали заметила, что на берегу от страха за судьбу дочери, с криком бегает мать. Звать на помощь было некого, отца уже не было. После этого дня долго мечтала стать курсанткой Одесского морского училища…

Будучи активным коммунистом в «коммунистические» времена, и сейчас не изменила своих взглядов на окружающие нас события. При коммунистическом режиме жизнь простого народа была более или менее достойной, а сейчас о народе никто не думает, каждый  живет сам по себе. Это крайне несправедливо, - считает она.

И после распада КПСС Маргарита Михайловна является активным членом КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации), регулярно участвует во всех мероприятиях Екатеринбургской городской организации. В частности, в издании и распространении еженедельной газеты коммунистов и аграриев Свердловской области «Эхо дня».

Будучи в Екатеринбурге, по инициативе М.М. Поморцевой, я участвовал в работе открытого пленума Свердловского обкома КПРФ, который состоялся 17 мая 2001 года в Екатеринбурге.

Первый секретарь обкома Тепляков Вячеслав Константинович – предприниматель, депутат Свердловской областной Думы.

Доклад о «Мировой глобализации» делал член бюро Свердловского обкома КПРФ, доктор исторических наук, профессор Бабенко. Впервые термин «глобализация» в печати употребил Геннадий Зюганов. Существует мировое разделение труда, интернациональные средства производства, единая мировая валюта, единый экономический  мировой организм планеты Земля. Руководит этим глобальным механизмом «Ядро» из двух мировых держав: США и Японии. Россия входит в состав этой структуры как «гетто».

Капиталистический вариант исхода глобализации общества докладчик видел в том, что 1/3 населения Земли будут «патрициями», остальные «рабами». Коммунистический вариант: отсутствие классов и государств, всеобщее равенство. Глобализация, по мнению коммунистов, высшая и последняя стадия развития империализма – этап к постепенному переходу к Мировому Правительству. Пленум против глобализации в современном ее виде. Он за глобализацию, результатом которой являлось бы улучшение жизни простого народа, чем раньше тем лучше. Все это в моем понимании доклада. Может, я в чем-то и ошибаюсь.

Средний    из детей М.Е. Репина – Юрий  Михайлович  Репин  родился   27 октября 1931 года.  Школу окончил в г. Касли.  В неполных 16 лет поступил на физико-математический факультет Уральского Государственного Университета и окончил его. Со второго курса и до окончания его был Сталинским и Ленинским стипендиатом, закончил аспирантуру, работать начал преподавателем в этом же институте, работает здесь до сих пор. Юрий Михайлович – кандидат математических наук.

Младшая из детей М.Е. Репина – Наталья Михайловна Лямина родилась 23 августа 1937 года. Окончила техникум железнодорожного строительства, затем работала ведущим конструктором одного из институтов г. Екатеринбурга. На пенсии с 1992 года.

Наталья Михайловна за «Воспоминания» не берется. Ей труднее всех, уж очень много домашних забот. А совсем недавно обобрали ее садовый домик. Унесли все, вплоть до старых резиновых сапог. Где-то поблизости, видимо, поселились бездомные, вот и обустраиваются.

 

О литературном наследии М.Е. Репина

 

По воспоминаниям М.М. Поморцевой, вскоре после смерти отца в 1943 году  к ним в дом приезжала секретарь Правления Союза писателей Челябинской области Л.Т.Татьяничева с комиссией, которая опечатала все документы М.Е.Репина и увезла их с собой.    

Л.Т.Татьяничева одновременно была и директором «Челябгиза» (Челябинское областное государственное издательство). В своем письме Репиной (видимо, Евстолии Семеновне) из «Челябгиза» от 17 апреля 1945 года она пишет : «Обещаю Вам извлечь из архива рукопись М.Е.Репина «Декабристы в Кургане», ознакомиться с ней, и если представится для того возможность, дать ей соответствующее движение».

На физической учебной карте Курганской области в разделе «Достопримечательности» (Подписано к печати 28.02.83 г. Редакторы Т.Н. Филатова, Н.Б. Смирнова) есть такие вот сведения: «В Кургане с 1830 по 1857 годы в разные сроки жили ссыльные декабристы: Н.В. Басаргин, Ф.М. Башмаков, А.Ф. Бригген, В.К. Кюхельбекер, В.Н. Лихарев, Н.И. Лорер, М.М. Нарышкин, М.А. Назимов, И.С. Повало – Швейковский, А.Е. Розен, П.Н. Свистунов, И.Ф. Фохт, Д.А. Щепин – Ростовский. Реставрированы дома декабристов: М.М. Нарышкина, в котором в 1975 году  открыт Дом музей декабристов; А.Е. Розена (ныне  детская  школа  искусств); В.К. Кюхельбекера в поселке Смолино. На домах установлены мемориальные доски».

Я пытался «напасть» на след архива М.Е. Репина и обратился в Челябинский областной  краеведческий музей. Главный хранитель его фондов Субботина Ольга Витальевна (454000, Челябинск, Проспект Ленина, дом 40, сл. тел. 35.04.44) пояснила, что совсем недавно из Москвы от детей Л.К. Татьяничевой – Юрия Николаевича и Элеоноры Яковлевны Смолянских музеем получены часть литературного наследия их матери. В этой части ее архивов документов по теме «М.Е. Репин» нет.   

По рекомендации О.В.Субботиной я обратился непосредственно к детям Л.К.Татьяничевой с письмом. В своем ответе Ю.Н. Смолянский пишет, что в архивах Л.К.Татьяничевой, оставшихся у них, сведений о М.Е. Репине нет, и посоветовал обратиться в музей Екатеринбурга, объединяющий бывший литературный музей, краеведческий и др. Туда же, с его слов, вошли фонды известного краеведа В. Бирюкова. Продолжаю поиски архивов нашего земляка писателя М.Е. Репина. Призываю всех, кто что-то знает о самом писателе или о его родственниках – откликнуться.

Полагаю, что память о М.Е.Репине должна быть сохранена не только через памятники и мемориальные доски, что само по себе существенно, но и через печатные издания, чего он, несомненно, заслужил. Это и нам самим крайне необходимо.

9 ноября 2008 года Михаилу Евдокимовичу исполнилось бы 100 лет! Происходящий сейчас самый настоящий «парад» демократии  и в жизни нашей, и в публикациях, и в солидных художественных произведениях – позволяют иметь в Каслях свой альманах. Всего каких-то 8–10 лет назад мы об этом не только заикнуться не могли, но и даже мечтать не смели.

Человек силен своими корнями. Корни у нас есть у каждого, но мы про них забыли, мы их растеряли.

После выявления своей родословной многие будут ходить с высоко поднятой головой. Если человек ходит не согнувшись, имеет острый взгляд и хорошо посаженную голову – успех ему в любом деле обеспечен! А успех отдельного человека всегда ведет к общему успеху!

Не менее важно, чтобы сегодняшнее поколение  людей оставило о себе след не только в памяти людской, но и «письменами». Наши  дети,  внуки, правнуки   должны знать о нас, о наших  делах  и  заботах. Многие из рядовых по положению далеко не рядовые по делам и помыслам. Многие из рядовых – знаменитости! Хотя бы оттого, что живем мы на грани не только столетий, но и тысячелетий. Конечно же, совсем не только поэтому. А и потому, что мы выстояли в перипетиях «смены эпох». Это разве не геройство, разве это не повод для того, чтобы оставить след в истории для потомков. Нет, нам современная «перестройка» совсем ни к чему. Она нужна будущим поколениям после нас, мы себе это ясно представляем. Так пусть они, будущие, знают, чего это нам стоило.