ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Н.Г. Толшмякова

Ветеран труда,

с. Огневское Каслинского района.

 

Сестра милосердная

 

2 мая Берлин пал. В поверженном городе уже неделю стояла тишина. Но утром 9 мая снова загремели выстрелы. Стреляли пистолеты, автоматы, пушки, все, что могло стрелять. Это наши солдаты салютовали в честь долгожданной и великой Победы.

Этот незабываемый день Пелагея Львовна Шурыгина встретила в Австрии, недалеко от Вены, в госпитале 37-54, где служила санитаркой. «Радости не было предела. Плакали, смеялись, обнимали друг друга», - вспоминает она. Но раненых еще везли, работы было много. Поэтому не сразу попала Поля домой, а только в конце сентября. Встретили ее в Багаряке на лошади. И, наконец-то, после долгой разлуки, она встретилась с родными, односельчанами. Встречала вся Усть-Караболка. Там тогда жила Поля.

«Взяли меня на фронт в сентябре 1943 г. Ехали очень долго. Когда съестные припасы закончились, то было голодно и холодно», - рассказывает Пелагея Львовна.

Привезли девушек в Харьков. Из нашего района было еще несколько человек. Их она помнит, и очень хотела бы встретиться. Это - Шура Белобородова из Багаряка, Маруся Мельникова из Брюханово, Шура Узких (из Конево) живет в Булзях, Аня Петухова из Петухово, две Клавы из Москвино, Маша Каргаполова из Клепалово. Эти молоденькие девушки прошли суровый фронтовой путь вместе с госпиталем.

Госпиталь тогда «стоял» у села Екатериновка, станция Лазовая. Когда прибыли на место, то времени, чтобы осмотреться, обогреться, не было, сразу стали поступать раненые. При воспоминании о раненых у Пелагеи Львовны сами собой поползли слезинки, которые она незаметно смахнула рукой. «Привозили порой таких раненых, что без слез было очень трудно смотреть на них», - с дрожью в голосе произносит Пелагея Львовна.

С первого момента своего прибытия сюда девушка поняла, что очень нужна здесь. В переполненный госпиталь без конца прибывали раненые. По ночам привозили их после бомбежек, днем - после артобстрела. Поля помогала измотанным врачам принимать и распределять раненых, подменяла по ночам медсестер на дежурствах, помогала операционным сестрам на перевязках.

По ночам, когда удавалось поспать, будил минометный огонь. Отступая, разъяренные немцы били и били. Мины «ложились» рядом с их госпиталем. А в это время шли операции. Было очень страшно, но нужно было спасать бойцов. Начальником госпиталя была строгая и справедливая женщина, еврейка, которая постоянно напоминала, чтобы чемоданного настроения ни у кого не было.

Вспоминает Пелагея Львовна случай о излечении бойца с тяжелым ранением. Он потом долго воевал, а в конце войны нашел их госпиталь и очень благодарил за спасение.

Три месяца госпиталь находился в Одессе. Приходилось подолгу выстаивать в очереди за водой для раненых, поскольку с питьевой водой были огромные трудности. Самим постоянно хотелось пить.

Вот так, идя с госпиталем за фронтом, перешли границу. Стояли долго под Будапештом. Город много раз переходил из рук в руки. Дальше Югославия, Румыния. В Румынии было много всякого товара. После послали из дома немного денег, она купила шелковой ткани, и одна румынка, у которой они стояли на квартире, сшила ей четыре платья. Очень радовалась, как они на ней сидели. Ведь это были ее первые наряды, т.к. семья была многодетная, и жили бедно. Поясочек от одного платья она и сейчас хранит.

«Эх, дороги, пыль да туман, холода тревоги и…» кровь, кровь. Сотни, тысячи раненых, выхожены Пелагеей Львовной. А над умершими от тяжелейших ран девушки поплачут, на носилки их и несут в другую палату. Несут носилки две молоденькие девчонки, выбиваясь из последних сил, глядя затуманенным взглядом на бирку на ноге бойца, которая высовывается из-под простыни. И снова к живым - им они нужнее.

С особой теплотой вспоминает Пелагея Львовна медсестер Ксению Максимовну и Ольгу Серебрянникову. Добрые, отзывчивые, они возвращали бойцам жизнь, здоровье, веру в будущее, и, конечно, все верили в Победу.

В госпитале юная Полина встретила свою единственную любовь. В ней она жива и по сей день. Женя, так звали его, был шофером при госпитале. Встречи их были очень редки, но сердца принадлежали друг другу.

Ее демобилизовали первой, а потом и его. Он уехал к себе в Ростовскую область –город Зерноград, потом решил приехать к ней. В железнодорожной кассе спрашивал билет до Усть-Караболки. Такой станции, ясно, не было. Написал письмо. Поля ответила. Так переписывались некоторое время. Потом он приехал. Встречала его на лошади, ездила на разъезд к поезду. Начали жить вместе, но Женя не переставал звать ее к себе. Не поехала, уехал один. Снова письма, письма. Поля решилась, приехала к нему. Родители встретили приветливо. Вроде все наладилось. И тут она стала замечать, что Женя начал выпивать. Не испытывая судьбу дальше, решительная Полина уезжает от него к себе в Усть-Караболку. Письма еще шли, но она отрезала, написав ему последнее письмо. А любовь в сердце осталась. Она и сейчас согревает ее.

«Сильно мы друг друга любили, - улыбается Пелагея Львовна, - но не сложилось как-то». А личное счастье, любовь больше так и не встретила.

Жизнью своей сейчас довольна. У нее внимательные сын Николай и невестка Лидия, замечательные внуки. О них Пелагея Львовна говорит с особой гордостью и теплотой. Приходят каждый день, помогают во всем. Перечисляет по именам: «Алена, Володя, Дима, Лариса, Лева, Наташа, Виталик». И в глазах счастье. Четверо правнуков:«Богатая я», - смеется Пелагея Львовна. Да. Она очень богата своей мудростью и душевной щедростью, оптимизмом. Пелагея Львовна награждена: медалями «За освобождение Будапешта», «За освобождение Вены», орденом Победы.

«Как-то надела эти награды и поехала в больницу в Касли. К врачу, который уши лечит, прошла без очереди, люди отнеслись с пониманием, а вот врач (она не назвала фамилии, говорит, что не знает), мельком взглянув на меня, спросил, где я это все купила?» - с обидой в голосе тихо произнесла Пелагея Львовна. Но, тут же, улыбнулась и сказала, что таких людей на ее пути встретилось мало, пожалуй, он один. «Но долго я обиды не держу. Вероятно, осознал уж», - смеется она.

И так мне стало тепло и уютно рядом с простой, неунывающей женщиной.

Жила Пелагея Львовна в Усть-Караболке, а сейчас перебралась в Огнево, ближе к сыну со снохой, внукам, правнукам. Живет она в живописном месте, около озера. Летом утром просыпается рано, выходит в огород и встречает солнце. Жизнь продолжается…