ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

С.С. Прыкина

Учитель русского языка и литературы

средней школы № 35 пос. Метлино

(Озерский городской округ Челябинской обл.).

 

«Я убит подо Ржевом…»

(30 писем с фронта)

 

История Великой Отечественной войны для наших детей теперь уже схожа с историей войны 1812 года. Одинаково далеки от них. Стирается острота потерь, в сознании молодых смерть и страдания не вызывают сочувствия. И самое главное – теряется связь между поколениями. Ещё знаем родителей, бабушек, дедушек. А что было раньше, до них? Человек становится эгоистичным, отрываясь от истории. Теряется связь между поколениями. Работая в школе, вижу вот этот отрыв от корней особенно в условиях нашего посёлка. Люди приезжают сюда молодые. Часто не от хорошей жизни. Мало семей, где хранится память о прошлом. Связь с ним теряется, часто навсегда. Как же сделать это прошлое одушевлённым, если с ним разделяют нас страшные события: разорение семьи в годы коллективизации, страх за будущее во времена репрессий, потом война, гибель миллионов. Сейчас пьянство и наркомания. В постоянном поиске лучшей доли человек растерял самое главное – уклад жизни. А слово-то «уклад» мягкое и домашнее. И семья у него была хорошая.

В каждой деревенской избе стоял низкий шкаф с выдвижными ящиками – «укладка»; «кладовая» или «кладовка» - хозяйственное помещение в жилом доме, где складывалось, береглось дорогое, передавалось из поколения в поколение. Сколько нужных и ненужных вещей сберегли они. Настойчиво ищу такие семьи, где можно было бы проследить их историю в глубине времени. Но на вопрос, где ваши близкие были в годы войны, не может ответить большинство родителей, не говоря уже о детях. «Где-то там что-то есть, но не у нас, а мы не знаем». Из документов лишь редкие фотографии, комментарии к ним скудные.

Правда, в последнее время тенденция меняется. Люди стали искать свои корни. Почему же это всё так далеко от наших детей? Ведь раньше у каждой девочки был дневник. Как же было не сохранить его для своей дочери? Уходит из лексикона слово «дружить», уже ушло словосочетание «я влюблён». Что же у них остаётся? Курение за углом, секс в подъезде, дальше – разрушенные семьи и ненужные дети, которым вряд ли кто расскажет о героическом, да просто о прошлом их предков…

И вот нашла то, что искала. В случайном разговоре узнала о семейном архиве нашей сотрудницы. С радостью принимаю пакет и всё время, пока документы у меня, физически ощущаю их присутствие. Они как живые. Сначала боялась потерять или испортить, потом пришло другое чувство – ответственность. Я что-то должна сделать. Но что? Как приступить?

Впервые держу в руках фронтовые треугольники. Волнуясь, показываю письма своим ученикам. Моё волнение переходит к ним. Возможности современной техники – и письма на экране компьютера. Теперь документы можно вернуть хозяйке. Но никакой магии времени не осталось. Формально ничего не изменилось, но сам вид писем, их форма, мягкость потрепанных листочков, запах старой бумаги – всё ушло. Треугольнички были бережно свернуты, кое-где еле различима печать, нет следов клея: личные письма во время войны прочитывались фронтовой цензурой, ненужное вымарывалось безжалостной рукой. Даты. Они помогут понять и создать картину жизни человека на войне.

Военная судьба красноармейца Николая Беспалова проста и коротка. Родился он в 1901 г. в с. Кулуево Челябинской обл. В сентябре 1941 года призван в армию, не позднее 8 октября уже был на фронте. Слышал ли он раньше, что есть в Ярославской области город Любим? До декабря с фронта идут оттуда на Урал письма, а в январе Николай уже в госпитале в городе Плёсе Ивановской области. В семье сохранилось 30 писем солдата. Треугольничкам этим уже 69 лет. Каким чудом во всех тяготах века сберегли их жена, а потом и дочь – удивительно. Все письма пронумерованы, на каждом рукой дочери выставлена дата. Я разобрала их в хронологическом порядке и свела в таблицу, чтобы проследить эту историю «во времени и пространстве».

 

Дата в письме

Дата и пункт отправления по штемпелю

Дата и пункт получения

по штемпелю

1.

24.09.41

2.

06.10.41

13.10.41, г. Златоуст

16.10.41, Мухаметкулуево;

18.10.41, Аргаяш

3.

07.10.41

4.

31.10.41

г. Златоуст

5.

04.11.41

08.11.41, г. Любим

6.

19.12.41

20.12.41, г. Любим Ярославской обл.

7.

07.02.42

09.03.42, г. Плёс

01.04.42, Челябинская область, Аргаяш

8.

10.02.42

11.02.42, г. Плёс

13.03.42, Аргаяш

9.

10.02.42

11.02.42, г. Плёс

15.03.42, Аргаяш

10.

11.02.42

11.

16.02.42

г. Плёс

12.

20.02.42

21.02.42, г. Плёс

22.03.42, Мухаметкулуево

13.

27.02.42

г. Плёс Ивановской обл.

24.03.42, Аргаяш;

25.03.42, Мухаметкулуево

14.

10.03.42

15.

14.03.42

25.03.42, Аргаяш

16.

23.03.42

24.03.42, г. Плёс

03.04.42, Мухаметкулуево;

09.04.42, Аргаяш

17.

20.03.42

18.

24.03.42

13.04.42, Аргаяш;

13.04.42, Мухаметкулуево

19.

01.04.42

07.04.42, Аргаяш;

11.04.42, Мухаметкулуево

20.

25.04.42

21.

09.05.42

13.05.42, г. Иваново

26.05.42, Аргаяш

22.

11.05.42

12.05.42, г. Ярославль

23.

12.05.42

13.05.42, г. Ярославль

24.05.42, г. Челябинск

24.

28.05.42

 

 

Первое письмо было написано осенью 1941г. Призванный из Аргаяша, Николай Беспалов находился сначала в г. Златоусте, а потом в учебном центре в деревне Медведовское Кусинского района Челябинской области. Жена ещё успела съездить к нему с гостинцами, приезжали родственники и к другим призывникам. Очень сожалел Николай, что не видит, как растёт его дочка Валечка, которой тогда было всего полтора года.

«На вторую ночь приснилось, что доченька меня разбудила. Кричала: «Папа, папа». Я проснулся, больно застыл и до самого утра уже не спал. Если бы она не разбудила, то ещё пуще бы замёрз. Намокли мы на учениях и в холодной казарме уснули, как мухи».

А на чём писали солдаты письма? Да на чём только не писали… И везде следы времени. Оставили их почтовая служба, дети, даже внуки постарались. Пометки можно разделить на две категории: официальные и домашние. К официальным относятся штемпель, герб, печати: «Просмотрено военной цензурой. г. Иваново», «Письмо красноармейца. Бесплатно». На многих письмах – «Почтовый ящик 116. Госпиталь в Плёсе. Павильон № 5».

Самое трогательное в этой истории для меня, как для учителя русского языка и литературы, было то, что некоторые из них написаны поверх поэтического текста на вырванных из книги листах. Каково же было наше с ребятами удивление, когда оказалось, что это страницы из романа «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, который мы тогда «проходили». Совпадением такие вещи язык не поворачивается назвать. Это знак. Нам. Оттуда, с войны, которая теперь уже совсем не казалась далёкой, а человек, написавший письма, стал для нас совсем близким. Мы найдем такой же сборник Пушкина. Пушкин у каждого свой. У нас он такой. Он нам обязательно должен был помочь. Пусть хоть так. Он, действительно, «наше всё».

Часть писем на листах синего цвета. Это медицинские назначения. Другие на обратной стороне листовки. Хорошо видны подписи: «Комиссар Главного управления Красной Армии дивизионный комиссар Шабалин. Военный комиссар Санитарного управления Красной Армии бригадный комиссар Редькин».

«Оля, ты спрашиваешь, неужели всю зиму в ботинках. Да, всю зиму валенок не было. У меня было обморожение II степени. Сейчас всё зажило. В ближайшее время опять поедем гнать Гитлера, ну а потом жить свободно».

К треугольникам были бережно приложены листы с современными текстами. Это через много-много лет переписала их дочь. Как трепетны слова её отца о товарищах, о жене, родителях, братьях и сестрах. Ни одной строки цензура не вымарала.

«Если бы выйти домой с победой, чтобы ни в чём невредим, зажили бы опять по-хорошему».

Нет жалоб у солдата, все его мысли о доме. Конечно, не обходилось и без хитрости. В одном письме сообщает, что живут они на фронте лучше, чем – и называет фамилию самой бедной в деревне семьи, которую все знали. Как читала это жена?... И опять о дочке.

«20-го марта получил из дома письмо от пятого февраля. Пять рублей. Благодарю. Ты, Оля, про доченьку пишешь, что она балует. Надо приучать с малолетства, чтобы не шалила. Надо её любить и научить хорошему. Наверное, она выросла без меня, большая стала. Пальто мало будет, а ботиночки в аккурат. У вас, наверно, ничего не купишь. Если есть на что, купи дочке кубики с буквами. Я такие игрушки видел в Аргаяше».

Вот какой он, обыкновенный русский человек. Из самого сердца страны, с Урала. Ведь не знал же он, что его письма больше чем через 50 лет будут рассматривать под увеличительным стеклом. Как живет – так и думает, так и пишет. В большой семье Беспаловых, где было три сестры и два брата, все работали, жили в достатке, уважали друг друга. Это не просто мои слова. Сохранилось письмо сестры Николая от 6 февраля 1943 года. Она пишет, что его дочке Валечке все завидовали, потому что любили её родные, особенно отец. Сохранилась и фотография. Единственная. Дочка – маленькая, как кукла. Рядом отец и мать. Была ли у солдата такая фотография?

Одно из писем уникальное. На одной странице отец Николая пишет ровным мелким почерком серьёзно, строго по-мужски, сын отвечает с фронта на обороте. Как будто души их неразделимы. По прошествии почти 70-ти лет (какой-то человек за это время родился, прожил жизнь, состарился и умер) эти письма читаешь, как написанные специально для нас. Если бы их не было, этих писем, что связывало бы людей? Какая бы после них осталась память? А что останется после нас: SMS-сообщения, или квитанции об оплате?

Среди почтовых адресов – г. Любим Ярославской обл., Плёс Ивановской обл., Калинин, в обратном адресе – наши родные Аргаяш и Мухаметкулуево. Оказывается, так до войны называлось нынешнее с. Кулуево. В энциклопедии Челябинской обл. читаем: «Село названо именем

Мухамед-Кулуй Кучукова, потомственного дворянина, героя Отечественной войны 1812 г. С 1945 г. носит название Кулуево». Вот он круговорот времен: нет случайностей, нет совпадений –всё это просто жизнь.

«Теперь сообщу вам, дорогая семья, что мы проехали 5 суток, отвернули от Москвы, на север ещё 250 километров. Город Любим. Теперь пойдём на лыжах до фронта. Здесь всего ожидай». В рассказах уральцев-фронтовиков часто звучат воспоминания о лыжных батальонах. Тысячи наших земляков прошли такими дорогами войны. Николай Беспалов спрашивает о своём брате, о двух младших братьях жены Ольги. Все они были на фронте. Все погибли. А письма всё шли и шли. Иногда и по два в день.

«В настоящее время нахожусь в госпитале. От вас получил два письма и две открытки. Письма от папаши и от сестрички. Теперь нет писем ни от кого. Каждый день сижу и жду письмоносца. Конечно, я сам маленько виноват, неладно написал. Думал, что меня скоро из госпиталя выпишут, а мы пока все ещё лечимся».

Рядом с трагическим – обыденное, как и бывает в жизни. Солдату не только воевать или лечиться в госпитале, ему на войне надо жить изо дня в день. Посмотрите на даты. Война, смерть, а письма приходят во время, ведь их ждут. Смогли бы мы, нынешние, пережить с достоинством, да просто пересилить голод, страх, лишения? А семья солдата живёт, ждёт писем, дочка растёт. Жена Николая Ольга пишет заявление о приёме в колхоз. Удивительно, но сохранилось и это заявление, на обратной стороне которого резолюция: «Просьбу ублаготворить». Слово-то, какое! Действительно, язык наш «великий и могучий» спасёт нас «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий»! Если мы спасём свою бессмертную душу. Если не перестанем любить, плакать, удивляться. Из Плёса сохранилось 17 писем. О том, как лечится, мало. Житейские мелочи. Немного денег выслал домой солдат, лотерейный билет, даже квитанцию вложил в письмо. Из госпиталя он уезжает 9 мая. Дорога на фронт была долгой, целых 20 дней. За это время пришло от него домой 7 писем. Последнее из них датировано 28 мая.

«Письмо от мужа и папки своему любимому семейству, жене Оле и Любочке, Валечке. Передаю вам дальний горячий привет и целую вас крепко. 20 мая мы были в Калинине, завтра уезжаем на фронт. Придется, возвратиться живому или нет. Передаю привет своему тестю, папаше и мамаше. Уж давайте как-нибудь переживите это время тяжёлое и помогите воспитать внуков и внучек, как воспитали своих детей, чтобы и наши дети были такими, какими были мы у вас».

Больше писем не было. «Красноармеец Николай Федорович Беспалов погиб под д. Бельково Ржевского р-на Тверской обл. 2 августа 1942 г.», – так будет сказано в архивной справке, которую через много лет получит та самая дочка Валечка, теперь Валентина Николаевна Стрижова. Всю жизнь проработала она на Опытной станции (ОНИС, п. Метлино). Выросли дети, внуки, есть даже правнук.

Пишу и думаю, что ни одно моё слово не может передать те чувства, которые переживали эти люди. Наверное, поэтому трогательная история любви продолжается более 60-ти лет, перешла к детям и внукам тех, кого уже давно нет на белом свете.

«Если вернусь живым, будет моя дочка счастливой», - теперь эти слова солдата звучат завещанием.

Говорят, что в нашей жизни мало доброты. Неправда. Просто мы её не всегда видим.

Фото № 5. Письма с фронта. 1942 г.

 

Фото № 6.

 

Фото № 7. Три товарища.