ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Е.В. Тидеман.

Археологический Научный Центр,

г. Челябинск

 

Аракульский культово-святилищный комплекс

 

Озеро Аракуль находится на севере Челябинской обл., на стыке пригородной территории г. Верхний Уфалей и Каслинского района.

В переводе с башкирского «Аракуль» - «озеро, находящееся в промежутке», что характеризует местоположение озера (1). Хотя не исключена версия и того, что в основу озерного топонима могло лечь тюркское мужское имя Аракул, Аракол (2).

Озеро Аракуль небольшое: размер водного зеркала всего 3 кв. км. Оно имеет тектоническое происхождение, расположено в горно-лесной зоне.

Берега озера изрезанные, холмистые (фото № 13.1), с многочисленными скальными выходами. Между мысами расположены удобные для проживания площадки с подходами к воде.

Западный берег озера окаймляют Аракульские горы (фото № 13.2).

Археологическое обследование пригородной территории г. Верхний Уфалей и Каслинского района началось в середине первого десятилетия XX в. с исследований А.А Спицына и В.Я. Толмачева и продолжается по сей день.

Активно археологические работы в Каслинском районе начали проводиться в конце 40 - 50-х гг., что связано с деятельностью ученых К.В. Сальникова, Л.Я. Крижевской, Н.П. Кипарисовой, а также в 70-е гг., когда в этом регионе проводились исследования под руководством В.Т. Петрина.

Территория административного подчинения г. Верхний Уфалей изучена хуже, чем Каслинский район.

До 2000 г. исследования окрестностей г. Верхний Уфалей проводились только по берегам оз. Иткуль и в верховьях р. Уфы.

Таким образом, ближайшими к оз. Аракуль «очагами» исследования археологов до начала XXI в. были берега оз. Иткуль (пригородная территория г. Верхний Уфалей) и оз. Синара (Каслинский район).

В начавшемся новом тысячелетии разведками были затронуты и окрестности оз. Аракуль (включая Аракульские горы). В результате разведок были обнаружены стоянки, поселение, писаница, отдельные местонахождения (выявленные памятники датируются от энеолита до эпохи средневековья).

В 2000 г. В.Н. Широковым и Г.В. Шаройкиным была открыта Аракульская писаница (3). С 2002 г. в окрестностях оз. Аракуль проводятся разведочные археологические работы под руководством Е.В. Тидеман (4). В 2006 г. на Аракуле побывал В.И. Юрин (5).

В результате этих исследований было выявлено свыше 20 памятников археологии.

В территориальном отношении их можно разбить на две группы: памятники, расположенные на побережье озера, и памятники, привязанные к горному хребту. Между этими группами существует также разница в функциональной и временной характеристике.

Памятники, расположенные на побережье, - это многочисленные стоянки, местонахождения и поселение. Датируются они эпохами энеолита, бронзы, раннего железного века и приурочены к площадкам между мысами. Это памятники, связанные с долговременным проживанием или кратковременными остановками коллектива охотников-рыболовов.

Памятники, привязанные к горам, гораздо более разнообразны в функциональном отношении и противоречивы в их интерпретации. Датируются они с эпохи раннего железного века до позднего средневековья. Не исключено, что отдельные находки могут принадлежать и более ранним периодам.

Мы подробно остановимся именно на этой группе памятников.

Чтобы понять их функциональную принадлежность, необходимо дать подробное описание Аракульского хребта.

Аракульские горы упоминаются еще в дореволюционной литературе при описании Каслинского Урала (6). (Здесь мы позволим себе привести выдержку из книги В.М. Свистунова «История Каслинского завода»):

В «Иллюстрированном путеводителе по Уралу», вышедшем в Екатеринбурге в 1904 г., говорится о том, что г. Аракуль является наиболее живописной горой на фоне окружающего ландшафта. «Вершина ее вся в утесах, которые, занимая весь гребень горы, тянутся почти на 7 верст и кажутся издали развалинами громадного каменного строения.

Согласно «Путеводителю по Уралу», утесы со стороны озера недоступны и представляют совершенно отвесную, а местами даже нависшую, стену не менее 15 сажен высоты. Взобраться на эти утесы, хотя и не без труда, возможно лишь с западной стороны. С вершины горы открывается великолепная и величественная картина зауральской равнины с многочисленными озерами» (7).

Аракульские горы протянулись в меридиональном направлении на 3 км. и входят в состав Каслинско-Сысертского кряжа. Они представлены тремя разновеликими вершинами: Большой, Средний и Малый Шиханы, которые возвышаются над озером, соответственно, на 270 м., 230 м. и 80 м. Их расстояние до оз. Аракуль - 1600 м., 950 м. и 550 м.

По склонам Большого и Малого Шиханов стекают ручьи, некоторые существуют только во время весны - начала лета.

На всей протяженности Аракульских гор их вершины увенчаны скальными выходами, средняя высота которых на Большом и Среднем Шиханах составляет 23 м., а максимальная - около 50 м. На Малом Шихане средняя высота скальной гряды – 8 м., а максимальная - 20 м.

Скальные гряды - это выходы гранитоидных пород серебристо-белого цвета, в результате выветривания принявших причудливые формы. Разрушающиеся скалистые гребни с северной и восточной стороны окружены крупноглыбовыми каменными россыпями - «курумами», образовавшимися ещё в ледниковый период (8). Между глыбами скопились органические остатки, образуя почву с большим содержанием мелких частиц разрушаю - щейся горной породы. Вершины скальных выходов испещрены каменными "чашами" (фото № 13.3) - естественными углублениями округлой формы, возникшие в результате выветривания (9).

В отличие от Большого и Среднего Шиханов, Малый Шихан вытянут в направлении ЮВ-СЗ*, а скальная гряда на его вершине не видна со стороны озера.

Большой и Средний Шиханы резко выделяются среди окружающего ландшафта. Это самые высокие горы в округе, радиус обзора с их вершин превышает 20 км.

Образований, подобных Шиханам, в пределах видимости больше не встречается. Единственное исключение - г. Шайтанка у посёлка Силач к западу от оз. Аракуль. Однако скальные выходы занимают на ней очень небольшую площадь.

Данные природные образования, подобные Шиханам, их причудливые формы не могли не остаться незамеченными древними людьми. На Урале известно большое количество археологических памятников, привязанных к подобным скальным образованиям (Голый Камень, Вороний Камень, скалы Три Сестры и т.д.). На аракульских Шиханах таких памятников около десятка.

В большинстве случаев подобные памятники археологии трактуются как святилища. Интересно, например, мнение Ю.Б. Серикова, что святилищами следует считать все скальные шиханы, даже если комплекс находок на них представлен обычными предметами хозяйственно-бытового назначения, поскольку в существовавшей в древности мифоритуальной модели мира, гора воспринималась как модель вселенной, включающей все основные элементы и параметры космического устройства (10).

Хотя в своих прежних работах Ю.Б. Сериков определяет «святилища» как места, которые «всегда обособлены топографически (пещера, вершина скалы, горы) и содержат находки, связанные только с культовой деятельностью» (11).

Мы позволим себе не согласиться с существующим на сегодняшний день мнением Ю.Б. Серикова, поскольку, помимо священных, гора была наделена рядом хозяйственных функций, которые также нельзя не учитывать, и соотношение священное/бытовое зависело от ситуации (12).

Для иткульского населения, например, характерно размещение производственных площадок также на возвышенностях (13), что дополнительно позволяло использовать силу ветра (14). Производственный характер памятника, однако, не исключал совершения обрядовых действий, которые нередко приводили к «избыточности» процесса. Культовые действия здесь носили сопутствующий характер, как и в любой сфере жизнедеятельности древнего человека. Поэтому, когда мы говорим о святилищах, то речь идет о преобладании культового над производственным.

В связи с этим при описании святилищ мы будем использовать определение Ю.Б. Серикова, сформулированное в 1999 г.

Культовая сторона всегда присутствовала в жизни древних людей. А.Б. Дзадзиев дает следующее определение культу и обряду: «Культ» - один из обязательных элементов любой религии, выражающийся в особых ритуальных обрядах и магических действиях, как с целью оказания желаемого воздействия на определенные сверхъестественные силы, так и с целью благодарения их за что-то конкретное (15). «Обряд» - совокупность совершаемых в определенной последовательности и по определенным правилам действий, сопровождающих соблюдение или выполнение конкретного обычая. Этим действиям, являющим собой внешнее оформление социальных норм поведения, придают сакральное, магическое значение (16).

На Аракуле к памятникам археологии с ярко выраженной культовой стороной (мы не можем отрицать их полифункциональность) с уверенностью можно отнести четыре памятника, расположенные на Малом и Среднем Шиханах и один, с большой долей вероятности, на Большом Шихане.

Несмотря на отнесение археологических памятников на аракульских Шиханах к культовым, все они представлены разными типами.

Малый Шихан I можно отнести к классическим святилищам на вершинах гор.

На поверхности горы у СВ* склона фиксируются две площадки - на СЗ (площадка 1) и ЮВ (площадка 2) оконечностях Малого Шихана, расстояние между которыми 35 м. Площадь первой - около 9 кв. м, площадь второй - 20 м. На поверхности их изредка встречаются белые кальцинированные трубчатые кости, размером до 1 см. и мелкие древесные угольки. В СЗ части скальной гряды имеется арка естественного происхождения. Площадка 1 расположена к СВ от арки и имеет наклон поверхности в 30 градусов, что делает ее крайне непригодной даже для кратковременных остановок.

С Площадки 1 собраны около 200 фрагментов керамики, преимущественно толстостенной, обильно талькированной, со шнуровым орнаментом. Это притом, что с более удобной Площадки 2 собрано лишь около 20 единиц находок.

К ЮЗ* от арки, за площадкой, расположена Каменная чаша 1, диаметром 3,1 м. Каменная чаша 1 заполнена почвой, содержащей мелкие древесные угольки.

Вершина скальной гряды испещрена каменными чашами аналогичных или меньших размеров, с мелкими фрагментами керамики. В одной из чаш был зафиксирован кусок керамзита (фото № 13.3).

Наиболее интересными находками с данного памятника являются два фрагмента шлифованного каменного диска, изготовленного из гнейса белого цвета с отверстием в центре. Одна из сторон диска орнаментирована солярными знаками. (фото № 13. 4).

Подобные каменные и керамические диски, условно называемые пряслицами, с солярной символикой, очень характерны для святилищ на вершинах гор. Особое распространение подобные диски имели в иткульское время.

Датируется памятник, вероятно, ранним железным веком (РЖВ) - эпохой средневековья с отдельными находками более раннего времени.

Внешне схожий, но абсолютно другой по содержанию, памятник расположен на самой высокой точке горы Средний Шихан.

Стоянка Средний Шихан I состоит из четырех разноуровневых площадок и приурочен к скальному выходу гранита, вытянувшемуся на 550 м. по вершине горы. Высота памятника в Системе балтийских высот (верхней площадки) - 523,1 м. Над озером же он возвышается на 225,9 м.

Общая площадь находок на памятнике в результате многолетних исследований была разделена на четыре сектора:

- Незадернованные поверхности на дне «каменных чаш» - естественных образований овальной формы на вершине скальной гряды, возникших в результате процессов выветривания.

- Две небольших площадки на уступах скальника (площадки № 1, 2) площадью, соответственно, 60 кв.м. и 12 кв.м. (крупные незадернованные скальные выходы, не содержащие подъемного материала и располагающиеся на периферии площадок, при расчете площади площадок не учитывались).

- Площадка у подножья скальной гряды на месте подъема на вершину скалы.

Памятник без специального снаряжения очень труднодоступен, особенно скальная гряда, высота западного склона которой от поверхности курума здесь достигает 10 м.

Радиус обзора с вершины Среднего Шихана в хорошую погоду превышает 20 км.

На Площадке 1 было зафиксировано два зольника, прокал материкового суглинка, мощностью до 3 см. (размером 48×44 см.). На поверхности прокаленного материка были обнаружены угольки и шлак, который С.А. Григорьев считает основанием металлургической печи.

Также было зафиксировано восемь столбовых ямок с углем, что позволило сделать вывод о существовании в восточной части Площадки №1 легкой деревянной конструкции, впоследствии сгоревшей.

Всего на данный момент (17) на памятнике может быть выделено 26 сосудов (18).

Все обнаруженные сосуды можно разделить на горшки (около 17), банки (около 3), «чаши» (2). Отличительные черты горшочков: абсолютно 100% орнаментация шейки и плечиков, прямая шейка, круглодонность, орнаментация верхнего среза сосуда, наличие толстого слоя нагара (фото № 13.5). Орнамент наносился при помощи шнура, обычно двойного, гребенчатого штампа, редко прочерчиванием, гусеничным штампом. Шнур применялся для орнаментации исключительно шеек сосудов, изредка плечиков. Иногда встречается накольчатый орнамент, имитирующий оттиски шнура. Плечики орнаментировались оттисками гребенчатого штампа или прочерченными линиями, редко оттисками гусеничного штампа. Иногда по шейке сосуда встречаются оттиски гребенчатого штампа. Верхний край сосудов орнаментировался насечками, оттисками гребенчатого штампа. Нижняя часть тулова не орнаментировалась.

Сосуды баночного типа на памятнике разные по размерам (фото № 13.6). С внутренней стороны имеют нагар. Орнаментация отсутствует. Стенки сосудов вогнуты, венчик отогнут. Шейка отсутствует или сведена к минимуму. Круглодонные.

К сосудам - «чашам» можно отнести четырехугольный (?) сосуд №6 и сосуд №5. Ничего общего между собой эти сосуды не имеют, кроме отсутствия нагара; относятся «чаши», скорее всего, к разным хронологическим горизонтам.

Подавляющее большинство сосудов, встреченных на памятнике, относятся к тонкостенным. Реже сосуды имеют стенки средней толщины. Керамическое тесто плотное или средней плотности, редко рыхлое. В примесях преобладают тальк, шамот, органика. Поверхности сосудов (кроме одного залощенного) заглажены.

Костяной материал на раскопе многочислен, но практически полностью представлен кальцинированными фрагментами размером до 1 см., обильно встречающимися в зольнике. Исключение составляют: зуб крупного животного, два некальцинированных фрагмента крупных трубчатых костей длиной около 6 см. и один мелкий некальцинированный орнаментированный фрагмент кости с орнаментом.

Каменный инвентарь представлен одним отщепом и необработанными кусками камня. После керамики и костей самыми многочисленными являются находки следов металлургии. Это шлак (основание печи по определению С.А. Григорьева), свинцовый металлический всплеск, литейная форма (фото № 13.7) и четыре фрагмента изделий из листовой меди.

По заключению С.А. Григорьева, свинец сам по себе не применялся, но он получался как побочный продукт при плавке серебра. В.Ю. Никольский считает, что свинец как побочный продукт может получаться не только при плавке серебра, но и любых других полиметаллических руд.

Фрагмент двустворчатой литейной формы (овальной?) для каплевидных подвесок (фото № 13.7), вырезанной из стенки сосуда, размером 3,8 см. (сохранившаяся часть) имеет аналогии в гамаюнской и иткульской культурах РЖВ (19).

Изделия из листовой меди представлены фрагментом медного котла с заклепками (такие котлы получили распространение на территории Урала и Западной Сибири в XII-XIV вв.(20) и двумя фрагментами одной медной пластины и фрагментом медного изделия неизвестного назначения. Датировка столбовых ямок по Си дает этот же период. Интересен, но пока не поддается интерпретации фрагмент, угловой части медного изделия с орнаментом.

Датируется археологический памятник Средний Шихан I РЖВ - первой половиной II тысячелетия н. э. с отдельными элементами присутствия более раннего населения. Связывается с пребыванием на данном месте представителей различных в хронологическом отношении культур, но, безусловно, родственных.

Учитывая исключительное местоположение памятника (труднодоступность, большой радиус видимости), можно предположить его функционирование в качестве наблюдательного (сторожевого) пункта (21) (принимая во внимание господствующее положение памятника) и, возможно, святилища. Очень важной особенностью памятника является наличие символических следов цветной металлургии.

Здесь также стоит упомянуть, что с этими памятниками связаны находки в каменных чашах. Особый интерес представляют следы золы и угля в их заполнении. О том, что стенки чаш разрушились при соприкосновении с длительно горящим огнем, говорит тот факт, что они над зольниками приобрели отрицательный уклон. Однако в каких именно целях горел огонь - сторожевых, производственных или культовых, остается пока неизвестным.

В целом каменные чаши делятся на три типа: чаши в цельной скале без воды (самые маленькие по размерам), чаши в цельной скале с водой, и чаши, образовавшиеся на стыке плит (обычно, самые большие по размерам) (фото № 13.3). Археологические находки на Шиханах пока что были зафиксированы только в чашах третьего типа.

Еще один тип культовых памятников представлен менгиром (фото №№ 13.8, 13.9).

Менгир Средний Шихан V расположен в 80 м. к ВЮВ от стоянки Средний Шихан I, на восточном склоне г. Средний Шихан.

Менгир изготовлен из светло-серого гранита. Средний Шихан V расположен на залесненной площадке хорошо задернованного курумника, к СВ от поляны, на склоне горы, в 19,5 м к СВ от скального выхода, перпендикулярного основному скальнику горы Средний Шихан. Западнее площадки начинаются практически неприступные курумы. Площадка, на которой расположен менгир, имеет уклон к востоку, в сторону озера.

Менгир находится в стороне от туристических маршрутов, поэтому очень хорошо сохранился. Поверхность самого менгира покрыта лишайником и мхом с северной стороны.

Он представляет одиноко стоящий камень (22) высотой около 1 м. (точно высоту менгира определить невозможно, т. к. дневная поверхность неровная, поэтому при прорисовке менгира за нулевую бралась его вершина), расширяющийся в верхней части. В разрезе он представляет собой трапецию, сужающуюся к востоку.

Стороны менгира по максимуму составляют 43 см. (северная сторона), 30 см. (западная сторона), 40 см. (юго-восточная сторона), 14 см. (восточная сторона).

Вершина менгира имеет небольшой наклон к югу.

Сам менгир в нижней части забутован камнями, поэтому о величине самого камня мы сказать не можем, не нарушая кладку. Менгир окружен камнями от 20 до 40 см., но встречаются и более большие камни, размером до 70 см. Менгир носит следы дополнительной обработки: с ЮВ стороны в верхней части менгира имеется небольшая подработка, т.н. пояс. По ЮЗ ребру идут 4 насечки. Расстояние между ними по 15 см., нижняя находится на границе камня менгира с дневной поверхностью. Ширина насечек около 2 см., длина их по ЮВ стороне менгира (от верхней) - 7, 4 и 10 см. О размерах нижней насечки мы можем судить только по западной стороне, т.к. ЮВ сторона в этом месте закрыта камнем. С западной стороны длина насечек составляет 8, 9, 10 и 6 см, соответственно.

По заключению Е.Л. Поляковой, данный менгир имеет классическую форму. Менгиры такой формы встречаются в различные эпохи, поэтому, на основании формы менгира, мы его датировать не можем. Известно лишь, что расцвет менгиров приходится на эпоху энеолита - РЖВ.

Подъемный материал отсутствует, что также не позволяет датировать памятник.

Менгир всегда являлся маркёром границы миров. В бронзовом веке аллеи менгиров располагались между поселениями и могильниками, в РЖВ у ананьинцев менгиры устанавливались на границе кладбищ. Какую именно границу маркирует Аракульский менгир, мы, к сожалению, сказать не можем.

Аракульская писаница (фото № 13.10) расположена в 125 м. к югу от менгира Средний Шихан V, к югу от местонахождения Средний Шихан IV, на высоте около 200 м.

По восточному склону от основного скальника горы Средний Шихан перпендикулярно спускается скалистый выход, от которого, в свою очередь, на север отходит перпендикулярная скала, образуя полуцирк, частично закрытый сверху скальным навесом. Высота скал, сложенных гранитоподобной породой, составляет 2-12 м.

Рисунки находятся в 30 м. к ЮЗ от места схождения двух скал, на стенке, обращенной к северу. Изображения нанесены на высоте около 4 м. от земли и в 1,35 м. над каменной полкой. Азимут плоскости 90°-270° (23).

Всего сохранилось две фигуры на площади 0,6×0,45 м. Слева - остатки решетчатого знака размерами 16x35 см, справа - антропоморфное существо размерами 15×35 см. Ноги существа согнуты в коленях и сходятся на ромб, руки согнуты в локтях и подняты кверху. Сохранность рисунков неудовлетворительная, цвет краски светло-красный.

В статье (24) В.Н. Широков проводит аналогии с фигурами на оз. Большие Аллаки (Каслинский район), датирующимися неолитом.

Нами детально были обследованы все трещины в скале. Никакого археологического материала обнаружено не было. На площадке полуцирка был заложен шурф (местонахождение Средний Шихан IV), давший СРВ керамику.

На основании этого в личной беседе В.Н.Широков отказался от аналогий с аллакскими писаницами:

1. Аракульская группа малочисленна, что нельзя сказать о неолитических изображениях.

2. Руки антропоморфного существа подняты вверх, тогда как у аллакских фигур они опущены. По мнению В.Н. Широкова, это поздний признак.

3. Не исключена связь Аракульской писаницы с местонахождением Средний Шихан IV, поскольку иных материалов, бесспорно относящихся к рисункам, не выявлено.

 

4. В горно-лесной зоне существуют аналогии наскальных композиций и местонахождения подними СРВ керамики. Например, Араслановская писаница в соседнем, Нязепетровском районе (25).

Таким образом, мы можем предположить связь Аракульской писаницы и местонахождения Средний Шихан IV. Но на данный момент, до стационарных исследований, это только версия. Датируется писаница, по аналогии, вероятно, СРВ.

Еще одним памятником, который может быть отнесен к культовым, правда, с большой долей условности, является местонахождение Большой Шихан I.

Кратчайшее расстояние от оз. Аракуль до местонахождения Большой Шихан I -1,38 км., от ручья - около 200 м.

Площадка памятника неровная, расположена к ЮЗ и СЗ от подножья скальных плит, образующих здесь прямой угол, на вершине курума, и имеет небольшой наклон к СЗ. Ее площадь - около 21 кв.м.

Скальная гряда в данном месте достигает одной из наибольших высот Большого Шихана.

Среди подъемного материала - два отщепа из субновакулита без следов дополнительной обработки и мелкий фрагмент керамики.

В ЮВ части площадки был заложен шурф 1 1×1 м. Материк (рыжеватый легкий суглинок с большим содержанием гранитной крошки) начался через 2-4 см. от дневной поверхности. Культурный слой до материка был представлен светло-серой слабо гумусированной супесью с высоким содержанием гранитной крошки. Из него было получено 720 фрагментов кальцинированных костей размером от 0,3 до 2,5 см. На ССЗ* склоне площадки были найдены два отщепа из субновакулита без следов дополнительной обработки.

Из-за малочисленности материала датировать местонахождение Большой Шихан I на данный момент невозможно. Характер памятника также не ясен. Однако В.И. Юрин и П.А. Косинцев выделили ряд памятников с мелкоизмельченными кальцинированными костями без находок, которые относят к культовым на основании того, что для еды не было необходимо так измельчать кости. Скорее, это некое избыточное культовое действие.

Таким образом, мы видим, что культовые памятники на Аракульских Шиханах разнообразны по типам, по характеристике обрядов, но относятся к единому миру финно-угров эпохи РЖВ* - позднего средневековья, существовавшего в горно-лесной и лесостепной зоне Урала. Эти памятники необходимо рассматривать комплексно не только в границах Аракульских Шиханов, а более масштабно, с оглядкой на соседние районы. К сожалению, при интерпретации этих памятников нам, в основном, приходится ориентироваться на святилища, известные на территории Свердловской обл. Но это объясняется не тем, что памятников подобного типа у нас мало, просто горно-лесная зона Челябинской области недостаточно изучена.

Мы уверены, что дальнейшие работы в этом направлении также выявят культовые комплексы на вершинах гор.

 

Источники информации:

1. Озеро Аракуль расположено между Аракульским и Вишневогорским хребтами. 2. Шувалов Н.И. От Парижа до Берлина по карте Челябинской обл.: Топоним. словарь, 2-е изд., перераб. и доп. - Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1989. - С. 21. 3. Широков В.Н. Писаница на оз. Аракуль // Кадастр культовых памятников // Культовые памятники горно-лесного Урала / Коллектив авторов. - Екатеринбург: УрО РАН, 2004. - С. 303, 415. 4. Тидеман Е.В. Отчет об археологической разведке в окрестностях озера Аракуль на севере Челябинской обл. в 2002 г. - Челябинск, 2003. - 40 с; Тидеман Е.В. Отчет об археологической разведке в окрестностях оз. Аракуль на севере Челябинской обл. в 2003 г. - Челябинск, 2004. - 133 с; Тидеман Е.В. Отчет об археологической разведке на стоянке Средний Шихан I в пригородной территории г. Верхний Уфалей на севере Челябинской обл. 2004 г. - Челябинск, 2005. -51с. 5. Юрин В.И. История изучения пещер Каслинского района // Каслинский альманах: краеведческий ежегодник. - Вып. 3. — Касли: ООО «Каслинский Дом Печати», 2007. - С. 26. 6. Понятие «Каслинский Урал» в дореволюционной литературе включало в себя часть территории Кыштымского горного округа с озерами и горными отрогами восточного склона Урала от Иткульских гор на севере до Борзовских гор на юге. На западе граница проходила по рубежу с Сергинско-Уфалейскими заводами. В современных административных границах указанная территория поделена между Каслинским районом и пригородной территорией г. Верхний Уфалей. (Свистунов В.М. История Каслинского завода 1745-1900 г. Русское литье. Чугун. - Челябинск: Рифей, 1997.-С. 11.) 7. Печатается по: Свистунов В.М. История Каслинского завода 1745-1900 г. Русское литье. Чугун. — Челябинск: Рифей, 1997. - С. 12-13. 8. Горчаковский П.Л. Растительный мир высокогорного Урала. - М.: Наука, 1975. - С. 44. 9. Мы придерживаемся мнения, что первоначально эти чаши имеют естественное происхождение. 10. Сериков Ю.Б. Скальные культовые памятники Шайтанского озера // Проблемы археологии: Урал и Западная Сибирь (к 70-летию Т.М. Потемкиной). Сб. статей / Отв. Ред. М.П. Вохменцев. - Курган: Изд-во Курганского гос. Ун-та, 2007. - С. 48. 11. Сериков Ю.Б. Культовые центры на озерах Среднего Зауралья // XIV Уральское археологическое совещание: Тезисы докладов. — Челябинск, 1999. - С. 39. 12. Тидеман Е.В. Древние святилища на вершинах гор горно-лесного Зауралья // Конкурс грантов студентов, аспирантов и молодых ученых вузов Челябинской области: Сборник рефератов научно-исследовательских работ студентов. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. - С. 106. 13. При этом, на таких возвышенностях часто присутствуют скальные выходы. 14. Бельтикова Г.В., Стоянов В.Е. Городище Думной горы – место специализированного металлургического производства. (Предварительное сообщение) // Древние поселения Урала и Западной Сибири: Сб. науч. тр. -Свердловск: УрГУ, 1984. -С. 143. 15. Дзадзиев А.Б., Дзуцев Х.В., Караев СМ. Этнография и мифология осетин: Краткий словарь. -Владикавказ, 1994. - С. 79. 16. Дзадзиев А.Б., Дзуцев Х.В., Караев СМ. Этнография и мифология осетин: Краткий словарь. - Владикавказ, 1994. - С. 57. 17. Предполагается в будущем провести различные лабораторные анализы керамики, которые помогут выстроить окончательную картину. 18. При склейке сосудов выяснилось, что некоторые фрагменты, первоначально выделенные в разные сосуды, относятся к одному. Сложность реконструкции сосудов со стоянки Средний Шихан I заключалась в том, что фрагменты со временем приобрели абсолютно разный цвет (например, фрагменты сосудов №7 и 20) и на первый взгляд отличную характеристику фрагмента (плотность теста, наличие нагара). Поэтому, во избежание путаницы, нумерацию решено было сохранить без изменений. 19. Борзунов В.А. Зауралье на рубеже бронзового и железного веков (гамаюнская культура). - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1992. - С. 187. 20. Викторова В.Д. Жертвенные места на горах и холмах // Культовые памятники горно-лесного Урала. -Екатеринбург: УрО РАН, 2004. - С. 185. 21. Традиция размещения сторожевых пунктов на самых высоких малодоступных точках известна у всех народов. 22. Не исключено, что были и другие менгиры, но в вертикальном положении сохранился только один. Хорошая задернованность поверхности площадки, сплошное покрытие мхом всех камней и наличие самого курумника затрудняет поиск других менгиров. 23. Широков В.Н. Писаница на оз. Аракуль // Кадастр культовых памятников // Культовые памятники горно-лесного Урала/ Коллектив авторов. - Екатеринбург: УрО РАН, 2004. - С. 303. 24. Широков В.Н. Писаница на оз. Аракуль // Кадастр культовых памятников // Культовые памятники горно-лесного Урала / Коллектив авторов. - Екатеринбург: УрО РАН, 2004. - С. 303, 415 25. Петрин В.Т. К вопросу о дате Араслановской писаницы на р. Уфе. // Советская археология. - 1977. - №2. -С. 246-249.

 

Сокращения: ЮВ* - юго-восток, СЗ* - северо-запад, СВ* - северо-восток, ЮЗ* - юго-запад, ССЗ* - северо – северо-запад, РЖВ* - ранний железный век.

 

Фото № 13.1. Оз. Аракуль. Вид с ЗЮЗ, со стоянки Ср. Шихан І на гору Ср. Шихан.

Фото № 13.2. Оз. Аракуль. Вид с восточного берега озера на горы Б. и Ср. Шихан.

Фото № 13.3. Каменная «чаша» на вершине М. Шихана. На ее дне обнаружен кусок керамзита.

Фото № 13.4. Оз. Аракуль Местонахождение М. Шихан. Подъемные сборы с поверхности площадки 1, 1-3, 5, 6- керамика; 4- гнейс.

Фото № 13.5. Оз. Аракуль Стоянка Средний Шихан 1. Фрагмент сосуда № 7.

А – фотоснимок, Б - прорисовка

Фото №13.6. Оз. Аракуль. Стоянка Средний Шихан І. Фрагмент сосуда № 27.

А – фотоснимок, Б – прорисовка.

Фото №13.7. Оз. Аракуль. Стоянка Средний Шихан І. литейная форма Керамика. Бровка Г/3-Г/4, относительная глубина-3 (из угольного слоя).

А – фотоснимок, Б – прорисовка.

Фото № 13.8. Территория административного подчинения г. В. Уфалей. Менгир Ср. Шихан V.
Расположение камней вокруг менгира.
Вид сверху. Заштрихованный камень – менгир.
Высоты относительные от вершины менгира.

Фото № 13.9. Территория
административного подчинения г. В. Уфалей. Менгир Ср. Шихан V.
А-вид менгира с запада,
Б- вид менгира с юго-востока.

Фото № 13.10. Территория административного подчинения г. В. Уфалей.
Аракульская писаница (по В.Н. Широкову).